1 min read
Фото: Илья Московец / RFE/RL

В российском Магнитогорске поисково-спасательная операция заканчивается и переходит в инженерно-строительную фазу, заявил первый замминистра МЧС Александр Чуприян. В общей сложности из-за взрыва в жилом доме и последующего обрушения подъезда погибли 39 человек. 4 января в городе состоятся первые похороны жертв трагедии.

Оригинал материала опубликован на сайте русской службы радио «Свобода». Его автор — Валентина Сердитова.

В ночь со 2 на 3 января из завала достали Андрея Синебрюхова и Ольгу Баталову. Супруги жили в 316 квартире. Их двое детей не ночевали дома и остались живы.

​– Андрей должен был 31 декабря идти в ночь, он работает на ММК (ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» – местное градообразующее предприятие – РС), а Ольгина смена была в день 1 января, – рассказывает тетя Андрея Татьяна Александровна. – Арсения и Ксюшу спасло именно то, что родители не могли встречать Новый год дома. Они отправили детей к Ольгиным родителям.

Татьяна Александровна в сопровождении еще двух родственниц ждет маму Ольги в штабе, развернутом в 14-й школе.

– Племянника и его жену обнаружили только ночью. С 31 декабря нам нет сна. Всё надеялись. Сегодня были в морге, опознавали. У Ольги на руке браслеты приметные. У Андрея лицо обожжено. Что там было?.. – по щекам пожилой женщины дорожками бегут слезы, голос начинает предательски дрожать. – Не могу говорить. Не спрашивайте.

Родственники погибших из 316-й квартиры ждут документы в штабе. Фото: Валентина Сердитова / RFE/RL

– Они были такой красивой парой. Любили друг друга, детки маленькие, Ксюше 6 лет, Арсений учится в четвертом классе, – вступает в разговор Раиса Васильевна и тоже начинает плакать.

Именно про 316 квартиру вскоре после трагедии написали сразу несколько интернет-источников: якобы она была сдана неизвестным, и именно в этой квартире произошел взрыв. Распространялись слухи, что в квартире №316 жил квартиросъемщик из Средней Азии, а потом там якобы нашлись следы гексогена. Квартиру плотно связали с «версией» о теракте, составными частями которого были якобы и обрушение подъезда, и взрыв в маршрутке.

– Сейчас что только не напишут, – говорит Татьяна Александровна, которая явно не хочет комментировать эти слухи, – да и зла на этих «писателей» особо нет. Меня сейчас другое заботит: похороны, дети, школа.

Настоящих жильцов квартиры №316 искали среди без вести пропавших

«По зову сердца»

В штабе многолюдно до самого вечера. По периметру спортивного зала расставлены столы, на стенах таблички: МЧС, Загс, ПФР, Соцзащита. Специалисты служб дежурят с 31 декабря, восстанавливают утраченные во время ЧП паспорта, СНИЛСы, свидетельства о рождении и смерти, пенсии, консультируют и отвечают на множество вопросов.

Анастасия и Мария пришли в штаб два дня назад, а до этого волонтерами они никогда не были. Анастасия хотела просто посмотреть, что здесь происходит, а потом осталась. Мария вместе с мужем привезли в столовую кастрюлю картошки с мясом, чтобы покормить спасателей. Муж уехал на работу, а Мария осталась. Обе женщины дежурят на «горячей линии».

Волонтеры в штабе помощи пострадавшим. Фото: Илья Московец / RFE/RL

– В основном звонят пострадавшие, родственники, и те, кто хотят помочь. Предлагают деньги, вещи, жилье. Равнодушных людей нет. Позвонили из другого региона с просьбой проверить, есть ли в списках живых родственник. Я нашла фамилию в списке погибших, а сказать не смогла. Дала другой номер телефона для связи, – признается Настя. – Я думала, что сильная, оказалось – нет.

В коридоре прислонившись спиной к стене стоит молодая женщина-волонтер – поверх куртки у нее наброшена красная жилетка с символикой общественной организации «По зову сердца». Лилия Зиятдинова пришла в штаб 3 января в половине восьмого утра.

Лилия Зиятдинова. Фото: Валентина Сердитова / RFE/RL

– Всегда хотела найти применение себе в добровольческом движении. Но обычно там молодые парни и девушки, студенты. Неудобно как-то было. Вот, случай выдался, – она мгновенно осекается на этой фразе, но потом продолжает: – Я здесь в роли регулировщика поставлена. Объясняю, куда идти, где и что расположено. С самого утра идут люди. Не за помощью. Они сами предлагают помощь. Вещи, продукты, воду. Даже жилье предлагают бесплатно.

Лилия рассказывает, что дежурить будет до поздней ночи. Следующий раз придет уже в воскресенье, в свой выходной день.

– Вдруг понадобится полы мыть в школе, ведь скоро каникулы кончатся, – говорит она

Старшеклассница Настя Левченко пришла в штаб за помощью. Ей нужно забрать вещи из пострадавшей квартиры. Настя боится, что сама не справится. Волонтеры с готовностью отзываются помочь.

Настя с мамой Еленой Анатольевной жили в 8-м подъезде, который вместе с 5-м, 6-м и рухнувшим 7-м признан непригодным для жизни. Спасатели пускают жильцов в квартиры в определенное время, взять разрешают только самое необходимое.

Следующее «окно» назначено на 16 часов, и Настя торопится.

​– Я в этом доме прожила с мамой всю жизнь. Все воспоминания с ним связаны. А теперь еще и неприятное. Нам сказали, что наш подъезд, скорее всего, демонтируют. Дадут квартиру или деньги. Мы даже не обсуждали с мамой еще, где хотели бы жить. Но точно одно – здесь мы больше не сможем жить, – говорит девушка.

Последний день спасательной операции на месте взрыва газа в Магнитогорске. Фото: Илья Московец / RFE/RL

Взрыв и обрушение застали семью Левченко дома. Настя говорит, что накануне поставили елку, но так и не успели нарядить, резали салаты.

– Я проснулась от грохота. Зашла к маме в спальню, она уже не спала. Мы выглянули во двор, пытались рассмотреть с восьмого этажа, что там происходит. Было очень темно, ничего не видно. Вновь легли, попытались заснуть. Разбудили нас истеричные вопли в подъезде. Выглянули на лестничную клетку, там были соседи, говорили, что взорвался дом.

Левченко собрали документы, ценные вещи. Вышли в подъезд, вначале хотели спускаться на лифте, а потом Настя вспомнила из уроков ОБЖ (Основы безопасности жизнедеятельности), что это может быть опасным. Пошли пешком.

– У подъезда уже стояли машины скорой помощи, полиции. Мы только тогда осознали, что произошло. И тут же выяснилось, что мама собрала документы и деньги, но сумку забыла на кровати. Назад нас уже не пустили, – вспоминает то утро Настя Левченко.

Рядом ждут возможности попасть в подъезд Настины соседи. Татьяна с четвертого этажа говорит, что вчера ходила ее мама – пожилая женщина забыла все, что хотела забрать.

Подошедший сотрудник МЧС дает вводную:

– Граждане, показываем паспорта, затем проходим по одному! Я повторяю – по одному! Сопровождать вас будут сотрудники полиции и МЧС. Вы должны слушать их команды.

В толпе начинают роптать, жильцы 8-го подъезда требуют, чтобы в квартиры пускали по двое. Парень в форме остается непреклонным. Настя проходит за кордон, в ее руках два 120-литровых пакета для мусора – волонтеры дали в штабе.

Спустя пять минут девушка возвращается. Она тащит по снегу большой чемодан, за ней два человека в форме несут наполненные мешки.

– В этот раз мне повезло. Полицейский не подгонял и не ходил за мной по квартире. Наоборот, помогал. Но я там все равно была не больше двух минут, – говорит девушка.

– Почему пускают только на пару минут? Почему не отвечают на наши вопросы? – задает вопросы эмчэсникам еще один жилец из восьмого подъезда. – Это же порождает сомнения. Если в дом нельзя заходить, если это опасно, так скажите. Может, мы после этого и сами не захотим туда пойти.

Но у сотрудника в малиновой форменной куртке нет ответов.

Пакеты и чемодан перекочевывают из рук Насти к ее приятелю Денису. Вместе они идут обратно в штаб, в школе полицейский, обратив внимание на поклажу, предлагает довезти молодых людей до дома на машине. Настя вместе с мамой пока кочуют по родственникам.

Настя Левченко с вещами из дома. Фото: Валентина Сердитова / RFE/RL

Четвероногие жертвы

Жертвами трагедии 31 декабря стали и домашние животные. Петиция с требованием эвакуировать животных из рухнувшего седьмого подъезда за сутки набрала более 3,5 тысяч подписей.

3 января в штаб на прием к главе города Сергею Бердникову пришла женщина. Она просила за своего знакомого, у которого в квартире седьмого подъезда, куда вход вообще запрещен, остался пес бойцовской породы — стаффордширский терьер. Градоначальник записал контакты, пообещал помочь.

В этот день решили, что операцию по спасению зверей все-таки организуют. Однако в назначенный час длительное ожидание и переговоры родственников с сотрудниками МЧС закончились ничем. Спасатели не дали разрешения на подъем крана к окну.

Спасательную операцию кроме владельцев кошек и собак ждали еще несколько женщин с переносками для животных. Это участники известной в Магнитогорске общественной организации «Зоосити».

Зоозащитники ждут эвакуации животных. Фото: Илья Московец / RFE/RL

– Нам сообщили, что в 18 часов будут из аварийных квартир животных забирать, – говорит одна из женщин. Называть свое имя она не захотела – напишите, мол, «Зоосити», нас и так все знают. – Мы на подмогу пришли. Если вдруг кто-то из хозяев не объявится, то возьмем кошек, собак, птичек, хомяков – всех на передержку. Будут же сегодня работы по спасению животных?

– Скорее всего, нет, – почти неслышно говорит эмчээсник и уходит далеко вглубь за ограждения.

– А мы все равно подождем, – говорят зоозащитницы, – мы тепло оделись. Вчера тут пес рыжий бегал, видно, он из пострадавшей квартиры. Он к подъезду, вернее к тому, что от него осталось, подбегает, а его отгоняют. Мы вечером пришли, звали, искали его, но уже не нашли. Погибнет животное, – вздыхает одна из женщин.

Позднее в штабе пообещали, что спасательную операцию для зверей, возможно, предпримут завтра. А ближе к ночи в телеграм-канале «Молнии Дубровского» появилось видео, как спасатели все-таки выносят из руин стаффордширского терьера.

Магнитогорцы ждут новостей около завалов. Фото: Илья Московец / RFE/RL

​Последние завалы, первые могилы

В четверг, 3 января из руин седьмого подъезда извлекли тело последней жертвы. Теперь официально погибшими считаются 39 человек. Первый заместитель главы МЧС России Александр Чуприян объявил журналистам, что спасательная операция закончена и работы на месте обрушения «переходят в инженерно-строительную стадию».

Бывший 12-подъездный дом решено разделить на два отдельно стоящих строения – такие планы агентству Интерфакс озвучил руководитель управления архитектуры и гражданского строительства администрации Магнитогорска Илья Рассоха.

«Предварительно получены выводы экспертов о том, что дом возможен для дальнейшего проживания. Он состоит из нескольких секций, соединяющихся температурными швами, поэтому его можно разделить на отдельные здания. Предварительно есть решение убрать уцелевшую стену обрушившегося подъезда и сохранить два отдельно стоящих дома», – пояснил Рассоха.

Разбор завалов в Магнитогорске, 3 января. Фото: Илья Московец / RFE/RL

Тем временем, родственники готовятся хоронить своих погибших. В том числе, семья Виктора Воронцова.

– Первой мыслью после того, как я узнала, что мой брат оказался под развалами в своей квартире, была: чем я могу помочь? Я сразу же взяла билет и приехала из Санкт-Петербурга домой, – говорит Дарья Котова. – Мы до последнего надеялись, что Витя жив.

Утром 31 января из квартиры на 8-м этаже спаслись только жена Виктора Лидия и их 12-летняя дочь. Комната, где спал мужчина, провалилась, а потом ее накрыло плитами верхних этажей.

Лидия с дочерью оказались на улице в нижнем белье, босыми. Лида взяла дочь на руки, а вот сама обморозила пальцы на ногах. Говорить женщина до сих пор не может, впрочем, как и плакать. Виктора обнаружили вчера под завалами.

Дарья создала в социальной сети ВКонтакте группу помощи семье своего покойного брата.

– Я – человек, который всегда предпринимает действия. Я помню, как я сидела в Санкт-Петербурге в ожидании новостей и думала, что же мне делать. Тогда я создала группу помощи семье моего брата. Потом написала письмо сотруднику МЧС Петру Гриценко (начальник управления первоочередных аварийно-спасательных работ, который накануне вытащил из-под обломков 11-месячного Ваню Фокина – РС), – рассказывает Дарья. – У нас еще одна сестра – архитектор, мы набросали подробный план, где была квартира, и где сейчас может быть кровать, на которой спал Витя.

Но следующей ночью Виктора Воронцова извлекли из-под обломков 7-го подъезда. Мертвым.

Народный мемориал около рухнувшего подъезда. Фото: Илья Московец / RFE/RL

В пятницу, 4 января в Магнитогорске похоронят шестерых жертв трагедии. Еще девять похорон запланированы на 5 января, 7 января будет предан земле один человек, сообщается на официальном сайте губернатора Челябинской области.