1 min read
Иллюстративное фото. Pressfoto / Freepik

5 февраля работа главного аэропорта Кыргызстана «Манас» оказалась парализованной — несколько часов сотрудники Госкомитета нацбезопасности вместе с милиционерами искали в аэропорту бомбу после анонимного сообщения о минировании.

В итоге ничего не нашли — в аэропорту рассказали, что из-за его временного закрытия пришлось на 3 часа задержать вылеты в Москву и Новосибирск. Из здания эвакуировали около тысячи человек. Сейчас специалисты подсчитывают ущерб из-за задержки и эвакуации.

Тем же вечером, появились сообщения и о минировании аэропорта Оша — его работу также приостановили, но и там никакой взрывчатки не нашли. Кроме аэропортов, сотрудники спецслужб также искали «бомбы» и в офисах двух авиакомпаний, в которых, также не было найдено ничего опасного.

В тот же день сообщения о минировании поступили и в другие страны. В Москве, столице России, из-за этих сообщений эвакуировали посетителей примерно 50 зданий, в том числе школ и университетов. Также 5 февраля бомбу искали в одном из зданий Минска, столицы Беларуси. Во всех случаях сообщения оказались ложными, а сообщение о бомбе в кыргызском аэропорту пришло, по данным ГКНБ, по электронной почте.

Депутат парламента Дастан Бекешев в тот день у себя в твиттере задался вопросом о целесообразности закрытия общественных заведений из-за сообщений о минировании.

Реакция спецслужб на сообщения о минировании объектов — обычная мировая практика.

К примеру, в Дании полицейские выезжают на любое сообщение о бомбе, к тому же они используют специального робота-сапера для обезвреживания или детонации потенциального взрывного устройства.

Спецслужбы Украины и России тоже выезжают и проводят эвакуацию, в случае если к ним поступает сообщение о бомбе.

«Если планируется теракт, то о нем обычно не предупреждают»

Экс-заместитель главы ГКНБ и эксперт по безопасности Артур Медетбеков в интервью журналисту «Клоопа» пояснил, что если теракт и запланирован, то обычно его организаторы не звонят и не предупреждают об этом.

«В 90-95 процентов случаев подобные угрозы обычно ни к чему не приводят. Тем не менее, оперативные сотрудники ГКНБ должны [реагировать] и реагируют на каждое сообщение», — сказал он.

Он добавил, что спецслужбы Кыргызстана сохраняют и анализируют анонимные сообщения о минировании, а также обмениваются подобными базами данных со спецслужбами соседних стран.

«С развитием технологий все сложнее отслеживать то, откуда пришло сообщение о бомбе. И с каждым годом, подобных сообщений становится все больше. Когда я работал в ГКНБ, иногда таких сообщений было 10-15 в год, а иногда 20 в месяц», — сказал Медетбеков.

По его словам, при поступлении анонимных сообщений о минировании, спецслужбам стоит думать о том, кому это могло быть выгодно.

Эксперт отметил, что количество сообщений о бомбах увеличивается, когда в стране наблюдаются политические разногласия, или же планируется приезд крупных чиновников из других стран.

«В России была волна сообщений о минировании недавно […] А к нам как раз приехал их министр [иностранных дел] Сергей Лавров. Я не утверждаю, что это связано, но возможно, что какая-то связь между этими сообщениями о бомбах есть», — сказал Медетбеков.

Эксперт по безопасности Марат Иманкулов заявил изданию «Азаттык», что основная цель тех, кто оставляет сообщения о бомбах — напугать скорее население, чем власти.

«Это может быть попыткой навязать свою идеологию и показать превосходство. Поэтому я не исключаю, что такие организации через своих людей могут намеренно отправлять такие сообщения. Кроме того, это могут делать представители преступных групп», — заявил Иманкулов.

Сложно ли организовать подобную атаку? По-видимому, нет

Издание «Медуза» узнало, что для отправки сообщения о минировании нужно обладать базовыми знаниями о работе интернета и системах автоматизированного обзвона. В интернете доступны средства для механического воспроизведения голоса, но при желании подобную атаку можно организовать даже при помощи «скайпа», который установлен практически на каждом компьютере или смартфоне.

Человеку, который не знаком с тем, как работает интернет и его сервисы, непросто вычислить организатора подобных атак. Однако у спецслужб есть возможность отследить тех, кто стоит за сообщением о бомбе. Тем не менее, это не всегда получается сделать оперативно.

В 2018 году в Кыргызстане анонимно сообщали о бомбах, которые якобы заложили в здании Американского университета в Центральной Азии, на Орто-Сайском рынке Бишкека и в других местах. Однако ни одно сообщение не подтвердилось. ГКНБ все еще не удалось установить, от кого они поступали.

В Кыргызстане за заведомо ложное сообщение о подготовке теракта грозит наказание в виде исправительных работ до 3 лет, штрафа до 260 тысяч сомов, либо лишение свободы до 2,5 лет.