1 min read

Премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев 28 августа на заседании правительства заявил, что министерство образования должно решить проблему печати учебников с ошибками.

По мнению Абылгазиева, без подписи министра учебники не должны отправляться на печать в типографии. Он считает, что за учебники должен отвечать министр образования.

«Я думаю, что надо сделать, как в Нацбанке, когда распечатывается купюра – глава ставит подпись. Так и в каждой книге должна стоять подпись министра, потом книга должна отправляться в издательство. Вы, министерство образования, должны полностью взять это под жесткий контроль», — заявил он.

Он предложил разработать единый стандарт тиражирования школьных учебников.

По его словам, этот стандарт будет касаться не только школ — родители будут знать, какие учебники они должны покупать на рынках

«Почему мы используем контрафактные учебники? Это некачественная краска, которая попадает детям на руки и в рот» — заявил Абылгазиев.

Глава министерства образования и науки Гульмира Кудайбердиева сказала, что ведомство уже разработало новое положение об издании учебников.

«Авторские права на учебники будут принадлежать издательствам. Они будут отвечать за весь процесс — разработку, апробацию, тиражирование. Министерство образования будет выступать заказчиком», — сказала она.

Кудайбердиева напомнила, что раньше авторские права были у министерства, но у ведомства не было возможностей для издания.

«Кроме того, не было оговорено, кто именно несет ответственность за качество учебников», — добавила глава Минобразования.

В 2018 году кыргызские журналисты выпустили серию материалов про школьные учебники с ошибками, например, учебник по географии для 6-го класса и по естествознанию для 5-ых классов.

Генпрокуратура выяснила, что на выпуск этих учебников минобраз потратил более 32 млн сомов, полученных в качестве гранта и кредита от Всемирного банка.

Также журналисты «Клоопа» нашли неправильные формулы и сотни грамматических ошибок в кыргызских пособиях по физике. Тогда же выяснилось, что до ноября 2017 года министерство образования вообще не проверяло содержание выпускаемых книг, хотя ежегодно тратило на них десятки миллионов сомов.