Юрист Эркин Саданбеков опубликовал на своей странице в фейсбуке заявление на имя генпрокурора Откурбека Джамшитова. В нем он просит правоохранительный орган начать досудебное производство, чтобы проверить, были ли нарушения во время недавней покупки автомобилей скорой помощи.

Саданбеков ссылается на новости о том, что минздрав накануне закупил на грантовые средства Всемирного банка 13 автомобилей скорой медицинской помощи марки «Газель» класса «В» на общую сумму $764 900.

Он посчитал, что на каждую машину приходится по $58 тысяч при том, что на сайте российского производителя стоимость одной кареты составляет «порядка $20 тысяч». По сообщениям пользователей интернета, доставка одного автомобиля стоит «максимум $1500».

«В таком случае, почему такая большая разница между ценой продажи и покупки, составляющая $36 500? Проводился ли тендер на государственную закупку и какие компании принимали участие в нем?», — спрашивает Саданбеков у генпрокурора.

Позже юрист опубликовал скриншот с подтверждением того, что его заявление поступило в генпрокуратуру.

«Тендер проводился»

Ранее начальник управления по реализации программ минздрава Медербек Исмаилов заявил, что тендер проводился. По его словам, его выиграла одна из четырех участвовавших компаний, «которая предложила наименьшую сумму».

Исмаилов сообщил, что три из 13 автомобилей — это реанимобили «Форд Транзит» второго класса с аппаратами вентиляции легких и зарядными устройствами. Каждая реанимационная машина с такой комплектацией обошлась в $90 тысяч.

«Комплектация машин скорой помощи отличается от обычных авто. Компания указала технические параметры оборудования, которое устанавливается внутри машин. Транспортные средства были оборудованы. Экспертная группа и тендерная комиссия дала свою оценку и после согласования со специалистами МЧС, автомобили скорой помощи были переданы в Минздрав», — рассказал Исмаилов «АКИ-прессу».

Остальные автомобили на базе четырехприводной модели «Соболь» со специальным дизельным топливом были закуплены для регионов Кыргызстана. В них установлены аппараты ИВЛ, кислородные баллоны и оборудование для оказания экстренной медпомощи пациентам. Стоимость одной автомашины составила «около $49 тысяч».

Глава отделения реанимации Центра экстренной медицины Бишкека Егор Борисов подтвердил эту информацию в своем микроблоге.

Сломался, не доехав

В качестве доказательства некачественности новых карет скорой помощи Саданбеков опубликовал на своей странице видео, на котором автомобиль 16 июля ломается по дороге в Иссык-Кульскую область.

Автор рассказывает, что некоторое время ехал за автомобилем скорой помощи и заметил, как она несколько раз остановилась с поломкой.

«Вот, это наши скорые, которые приехали по $50 с чем-то тысяч. Машина не тянет, потому что мотор ломается. Вот, байке на поле остался, по дороге сломалась [машина]», — прокомментировал поломку автор видео.

Позже выяснилось, что это был один из тех самых привезенных из России автомобилей экстренной медпомощи, который направлялся по распределению в Иссык-Кульскую областную больницу.

«В Боомском ущелье возникла незначительная техническая неисправность. Со стороны компании-поставщика направлена бригада механиков, машина находится на гарантийном обслуживании. На данный момент машина находится в Чолпон-Ате и ожидает приезда специалистов», — сообщили тогда в минздраве.

Минздрав закупил кареты скорой помощи в рамках проекта Всемирного банка «Повышение устойчивости к рискам стихийных бедствий в Кыргызстане».

Саданбеков решил оповестить грантодателя о сомнительной покупке за их средства.

15 дефектных карет скорой помощи

Это уже второй случай, когда под сомнение ставится качество новых автомобилей скорой помощи. В начале 2018 года Германский банк развития подарил Кыргызстану 15 спецавтомашин на сумму 1,18 млн евро.

Но минздрав не принял их из-за дефектов — некоторые машины не имели нужного медицинского оборудования.

Тогда пресс-секретарька минздрава Елена Баялинова сообщила журналисту «Клооп», что дефекты в машинах влияют на качество оказания скорой помощи.

«Речь идет о дефектах, не просто, что там дверца сломана, а о том, что высота машин не соответствует норме, там не подключены медицинские аппараты. Это не просто дефекты, что машина поцарапана, а речь идет о том, что они касаются спецификации этих машин, предназначенных для оказания экстренной помощи», — сообщила она.

Уже в марте 2018 года Немецкий банк развития принял решение организовать группу экспертов, которая проверит техническое состояние и оснащение 15 машин скорой помощи.

Приглашенные эксперты должны были изучить, как можно переоборудовать машины скорой помощи под стандарты министерства. Но машины простояли два года без действия из-за открытого уголовного дела на чиновников минздрава «из-за проблем с документацией».

29 июня вице-премьер-министр Алмазбек Баатырбеков заявил, что машины решили вывести на линии 118 и 103 из-за сложившейся эпидситуации, а также по причине нехватки карет скорой помощи.

Пятью днями ранее замминистра здравоохранения Мадемин Каратаев сообщал о нехватке медицинского персонала и карет скорой помощи для быстрого реагирования на вызовы кыргызстанцев с подозрением на коронавирус.

«Например, в Бишкеке по нормативам должно быть 106 бригад, на сегодня работает только 38. В последнее время в результате ДТП из строя вышли две машины скорой помощи. Бригады работают в усиленном режиме, но не хватает времени оперативно оказать помощь всем», — сказал тогда замминистра.

По словам Каратаева, тогда по всей стране работало 649 мобильных бригад для обслуживания населения.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!