Руководство 86-й школы в селе Мады утверждает, что вынуждено было закрыть узбекские классы из-за низкой посещаемости. Семьи оставшихся в школе детей-узбеков жалуются на трудности, возникшие после сокращения объёма обучения на родном языке.

Средняя школа №86 в Мады является смешанной кыргызско-узбекской, однако с нового учебного года в ней остались только классы на кыргызском языке.

Это произошло спустя 15 месяцев после этнического конфликта на юге Кыргызстана, когда столкновения между местными этническими кыргызами и узбеками унесли жизни более 400 человек.

По словам учителя этой школы Саидаскара Саидахматова, из 19 преподавателей, которые вели предметы на узбекском языке, из-за расформирования классов ушли 15.

«С материальной и с моральной стороны стало тяжело учителям. Сейчас осталось только четыре учителя», — говорит Саидахматов.

Завуч школы Гулсун Борубаева не согласна с мнением своего коллеги. Она утверждает, что многие учителя узбекских классов ушли со школы ещё до прошлогоднего конфликта.

«Кто-то в декрет вышел, у кого-то по семейным обстоятельствам. А в связи с событиями никто не уходил, двое вышли замуж, а у двоих отпуск без содержания, одна уехала лечить мужа, некоторые вышли в декрет», — объясняет она.

Педагог 86-й школы Эгемберди Усенбеков утверждает, что узбекские классы были расформированы из-за низкого уровня посещаемости учеников-узбеков.

«До [июньских] событий в школе в каждом классе с 1-го по 11-й были узбекские классы. После конфликта с 1-го по 7-й класс все стали учиться в кыргызских классах. Их никто не заставлял переходить в кыргызские классы. И родители сами понимают, что так лучше», — сказал Усенбеков в интервью Kloop.kg.

Завуч Гулсун Борубаева говорит, что ученики-узбеки сами покидают школу после 7-8 класса и уезжают в Ош.

«Они [узбеки] когда переходят в 7-й, 8-й классы, уезжают в Ош. Девочки парикмахерами работают, а мальчики хлеб пекут, у них видимо это в крови есть», — утверждает завуч.

Ученики-узбеки из более младших классов переходят в кыргызские классы из-за более высокого качества обучения, утверждает Борубаева.

«Программа узбекского обучения очень плохая, и учебники плохие были, учителя узбекских классов да и родители были недовольны этим. Но и переходить на кыргызский метод обучения тоже не хотели. Со временем стали понимать», — рассказывает завуч.

Однако по мнению правозащитника Абдумомуна Мамараимова, школа № 86 нарушает права детей.

«Школа должна стараться обеспечить явку этих детей, разобраться почему это происходит, представить ясную картину, и сделать все для того, чтобы вернуть детей в школу», — сказал правозащитник.

Родители недовольны

Мать одного из учеников школы Рысолат Закирова желает, чтобы школа снова открыла узбекские классы.

«Было бы хорошо, если бы открыли узбекские классы. Моему ребенку тяжело учиться на кыргызском», — жалуется она.

Другая мать, пожелавшая остаться неизвестной, говорит, что ее сын восемь лет учился в этой школе, но из-за постоянных конфликтов между сверстниками родители перевели его в городскую школу.

«Сын не захотел дальше учиться, он говорит мне — “Вы же не захотите идти туда, где вас ругают”. Он сказал, что ему говорят, что он узбек, обзывают сартом», — негодует мать.

Однако ее младший сын продолжает учиться в этой же школе, но, по словам матери, пропускает занятия «из-за издевательств со стороны одноклассников».

«Бывает иногда, что побьют. Я не защищаю своего сына, но он не из таких, чтобы он заслуживал [побоев]. Он спокойный», — сетует мать.

По словам сотрудницы отдела образования Ошской областной администрации, ученикам-узбекам, обучающимся в кыргызских классах «не должно быть сложно».

«Класс в комплекте должен составлять 20-25 учеников, а столько не выйдет там.[…]. Им не будет трудно [учиться на кыргызском], пусть учатся на государственном языке», — сказала она.

Также сотрудница областной администрации добавила, что вопрос расформирования узбекских классов рассматривался до июньских событий.

Пресс-секретарь министерства образования Керез Жукеева утверждает, что малонаселенность этнических узбеков в селе Мады привела к закрытию узбекских классов в 86-й школе.

«Желающих обучаться в узбекских классах очень мало, максимум шесть человек. Сами родители написали заявления о том, чтобы их дети обучались в кыргызских классах, а те кто хотят обучаться в узбекских классах, ездят в город из-за того, что там высокий уровень обучения», — объяснила Жукеева.

3 КОММЕНТАРИИ

  1. Obidno osoznavat, chto my teryaem eshe odno pokolenie. A samoe obidnoe to, chto vzroslye na eto ne obrashayut vnimaniya, a v nekotoryh mestah daje sposobstvuyut.

  2. с одной стороны они живут на территории КР где гос.языком принят кыргызский и они хотят того или нет но должны его принимать…но с другой стороны тут уже играет человеческий фактор…Я думаю что проблема в корне…т.е. нет условий для обучения кыргызского языка, вот и приходиться учиться на своем…да и проблема эта уже не межэтнического характера а социального…

  3. Я думаю что для дальнейшего роста и развития этих ребят (узбекской национальности) будет лучше учиться на кырг. языке. Ну и что, что трудно? Зато потом будут знать и свой родной и кыргызский.Просто надо привыкать уже

Comments are closed.