Кража девушки в Кыргызстане. Кадр из документального фильма.


Если мужчина крадет в Кыргызстане девушку, чтобы сделать ее своей женой, ему практически не грозит наказание. Но если он украдет овцу, есть большая вероятность, что его отправят за решетку.

По данным министерства внутренних дел республики, за первые восемь месяцев текущего года по факту похищения невест («ала качуу») на территории Кыргызстана было возбуждено 10 уголовных дел. Для сравнения: за тот же период в судах республики состоялось 666 разбирательств по фактам кражи домашнего скота.

Хотя достоверные данные на сей счет отсутствуют, по мнению правозащитников, ежегодно в Кыргызстане похищаются тысячи женщин с целью принуждения к браку. Причем в некоторых сельских районах эта цифра может достигать 75 процентов.

И хотя оба этих деяния являются противозаконными, кража скота влечет за собой более серьезное наказание.

За кражу скота статья 165 Уголовного кодекса КР предусматривает наказание сроком до 11 лет лишения свободы, нарушителям же статьи 155, касающейся похищения невест, может грозить максимум три года тюремного заключения.

Более того, во многих случаях похищенная невеста, боясь быть опозоренной в глазах общества, не выдвигает обвинений. Да и местные власти порой оказывают давление на родственников, дабы те не добивались справедливости. Очень редко, когда виновный в похищении невесты отправляется по решению суда в места лишения свободы.

«В большинстве случаев жертвы не сообщают о похищении, так что никакого следствия не проводится и, соответственно, никаких уголовных обвинений не предъявляется», – говорит юрист и эксперт по гендерным вопросам из Бишкека Надежда Пригода. Люди, занимающиеся изучением данного явления, даже сталкивались с нежеланием правоохранительных органов возбуждать дела по некоторым из случаев похищения невест.

В расследовании же фактов похищения домашнего скота власти не проявляют подобной нерешительности.

Подобное отношение способствует укреплению представления, что похищение невест является менее тяжким преступлением, отмечает Надежда Пригода. «Взгляды в обществе на похищение невест и серьезность этого преступления изменятся лишь тогда, когда люди, преступившие закон, будут нести соответствующее наказание и отбывать за него должные сроки», – подчеркивает эксперт.

Один из недавних случаев похищения невест ужаснул активистов движения за права женщин, но и добавил им решимости: по сообщению информагентства 24.kg, 20 сентября в Иссык-Кульской области мужчина был приговорен к шести годам колонии строго режима за похищение и изнасилование летом этого года 20-летней девушки.

Однако, похоже, это дело (повлекшее за собой, согласно аппарату омбудсмена, самый жесткий из вынесенных доселе приговоров), дошло до суда лишь потому, что на следующий день после похищения девушка повесилась. Похититель обжаловал судебное решение.

В августе 2011 года партнеры правозащитной организации «Фридом Хаус» провели два исследования по фактам похищения невест в городах Каракол и Талас на северо-востоке и северо-западе республики соответственно.

В Таласе из 400 опрошенных в ходе исследования мужчин и женщин в возрасте от 16 до 60 лет не знали, что похищение невесты является преступлением; 62 процента респондентов женского пола сами подверглись похищению, а 87 процентов мужчин и женщин сообщили, что приложили руку к процессу похищения (родственницы похитителей нередко уговаривают девушку остаться с мужчиной после похищения).

В Караколе из 255 опрошенных 17 процентов не знали, что похищение невесты является противозаконным деянием, 55 процентов женщин сказали, что их самих похищали, а 88 процентов мужчин и женщин признались в участии в похищении.

«Эти действия расцениваются [международным правом] как нарушение прав человека», – говорит преподаватель международного права Американского университета в Центральной Азии Алина Мурзаева, указывая на то, что Кыргызстан ратифицировал Конвенцию ООН о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков, а также Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

По словам Алины Мурзаевой, хотя похищение невесты и не считается «тяжким преступлением», сам акт похищения нередко сопровождается действиями насильственного характера, особенно изнасилованиями, что должно преследоваться по закону, чего, однако, обычно не происходит. На взгляд Алины Мурзаевой, здесь в первую очередь необходимо более активное лоббирование прав женщин.

Слабость подобного лобби зачастую просматривается в законодательном органе власти, 78 процентов депутатов которого являются представителями мужского пола. Так, например, на одном из июньских заседаний Жогорку Кенеша вице-спикер парламента Асия Сасыкбаева призвала своих коллег уравнять наказание за похищение невест с другими видами похищений.

Согласно статье 123 УК КР, похищение людей карается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.

Ее подняли на смех. Ряд депутатов мужского пола высказались против этой инициативы, заявив, что наказание слишком суровое; другие категорически возражали против введения новых наказаний, а третьи доказывали, что похищение невест – это такая традиция. «Я предлагаю за кражу невест налагать штрафы или административные наказания, иначе в тюрьмах просто не хватит мест», – заявил, по сообщению агентства Knews.kg, депутат Курманбек Дыйканбаев.

С подобным отношением среди руководства республики нам, женщинам, еще долго придется бороться с несправедливостью и унижением, которые терпят похищенные невесты.

Оригинал статьи опубликован на сайте eurasianet.org.