Споры Кыргызстана с инвесторами: советы от эксперта по инвестициям

Канадские компании «Станс Энерджи» и «Центерра» занимаются добычей ископаемых на территории Кыргызстана. Обе фирмы сейчас находятся в непростых отношениях с властями страны — одна ведет судебные тяжбы, вторая проводит напряженные переговоры по изменению доли акций. Эксперт по инвестициям Лиз Джонсон рассказала, как Кыргызстан может решить все спорные вопросы с инвесторами.

Руководитель отдела инвестиционного права и политики Центра по устойчивым инвестициям при Колумбийском университете США Лиз Джонсон рассказала Kloop.kg, как кыргызским властям вести себя во всех судебных спорах вокруг Кумтора, и что делать впредь для избежания разбирательств вокруг горнодобывающих предприятий.

О спорах с “Центеррой” по Кумтору

Улугбек Акишев, Kloop.kg: Как кыргызским властям добиться принятия нового соглашения по Кумтору, которое обсуждается на протяжении двух последних лет, и стороны не могут достигнуть консенсуса?

Лиз Джонсон
Лиз Джонсон

Лиз Джонсон, эксперт по инвестициям: Очень трудно заставить другую сторону участвовать в переговорах, если эта сторона считает, что она обеспечила себе выгодные условия (Сейчас “Центерра” полностью владеет “Кумтором”, Кыргызстан, в свою очередь, владеет 33 процентами “Центерры” – прим. ред.).

И несмотря на то, что новое правительство обвиняет своих предшественников в заключении невыгодных и несправедливых соглашений и хочет заключить новое, оно обязано выполнять обязательства по предыдущему договору. Если только для заключения нового соглашения не использовались коррупционные методы.

При этом, пересмотр соглашения может проводиться только в том случае, если коррупционные методы использовались при подписании самого последнего соглашения (то есть, если Кыргызстан докажет использование коррупционных методов для подписания договора 2009 года — и только в этом случае можно требовать пересмотра соглашения, в случае, если вторая сторона отказывается от ревизии договора, — прим. редакции).

У.А.: Может ли Кыргызстан национализировать «Кумтор»?

Л.Д.: Правительство обладает полной властью национализировать.

Однако, в этом случае инвестор имеет право обратиться в Арбитражный суд, и там будет решаться размер выплаты, а платить придется. Причем размер выплаты может быть больше, чем прибыль, которую страна получит с разработки и добычи на месторождении.

Если государство экспроприирует компанию, то оно несмотря ни на что должно выплатить компенсацию. Не может быть так, что государство национализировало что-то и не выплатило за это.

В случае, если государство откажется выплатить компенсацию, тогда могут быть арестованы все зарубежные активы, принадлежащие стране — по аналогии с арестом имущества у человека, который не может выплатить другой стороне компенсацию в рамках судебного решения.

Президент Алмазбек Атамбаев заявил о "решительных мерах", если споры вокруг Кумтора не решатся в пользу Кыргызстана.
Президент Алмазбек Атамбаев заявил о “решительных мерах”, если споры вокруг Кумтора не решатся в пользу Кыргызстана.

У.А.: Может ли Кыргызстан вывести акции из канадской фондовой биржи?

Л.Д.: Нет, я думаю, что это невозможно. Единственный выход: кыргызская сторона могла бы использовать юридические вопросы, где есть неточности, неопределенности, лазейки, которые можно было бы исследовать и зацепиться за них

О спорах со «Станс Энерджи»

Что следует делать Кыргызстану в судебном споре со “Станс Энерджи”

Л.Д.: Во-первых, Кыргызстану стоит оспаривать решение Арбитражного суда при Московской торгово-промышленной палате. Также, необходимо оспаривать решение Высшего суда в Онтарио по аресту акций Кыргызстана в «Центерре».

Другой вопрос, распространяется ли юрисдикция московского арбитража на трансграничные судебные споры. Сначала члены арбитража при МТТП считали, что имели такое право, однако суд СНГ заявил, что такой компетенции у инстанции нет.

По соглашению сторон в арбитраже при МТТП могут рассматриваться:

  • споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей;
  • споры предприятий с иностранными инвестициями между собой, споры между их участниками, а также споры с другими субъектами права Российской Федерации.

У.А.: Можно ли оспорить решение Арбитражного суда?

Л.Д.: Кыргызстан не может оспорить решение суда, но может добиваться пересмотра суммы выплат. Поскольку Кыргызстан подписал Нью-Йоркскую конвенцию о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, то он может обратиться за пересмотром суммы компенсаций в суд того государства или города, арбитраж которого принял решение, или в суд того государства, в котором сторона обвинения требует выплаты компенсации.

Проще говоря, Кыргызстан, к примеру, может обратиться в один из парижских судов на решение Парижского международного арбитража по выплате 16,5 млн. долларов США экс-владельцу “Манас Банка” Валерию Белоконю, чтобы инстанция пересмотрела размер компенсации.

Или Кыргызстан может обратиться в один из канадских судов за пересмотром размера компенсации компании “Станс Энерджи”, которая требует выплатить 118 млн. долларов США за то, что она не может разрабатывать месторождение Кутесай.

Кыргызстан, согласно статье 5 Нью-Йоркской конвенции, может отказать в исполнении решении суда, если:

  • если стороны заключили соглашение, которое не соответствует законодательству или
  • если сторона, против которой направлено решение, не была уведомлена должным образом о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или
  • если решение вынесено по спору, который не предусмотрен в условиях арбитражного соглашения или оговорки в договоре, или на спор не распространяется компетенция суда или
  • если решение было отменено компетентной властью страны, где оно было вынесено.
Власти Кыргызстана обвинили "Станс Энерджи" в получении лицензии на добычу без плана добычи и запретили им вести работы на месторождении.
Власти Кыргызстана обвинили “Станс Энерджи” в получении лицензии на добычу без плана добычи и запретили им вести работы на месторождении Кутесай. Сейчас “Станс Энерджи” требует компенсации в 118 млн. долларов.

У.А.: Можно ли выставлять на аукцион права на разработку месторождения, вокруг которого продолжаются судебные тяжбы?

Л.Д.: Лучше будет подождать разрешения спора, потому что потом инвестор может обратиться в суд, чтобы оспаривать итоги аукционов ввиду продолжения споров.

О ведении дел с инвесторами

У.А.: Как себя впредь вести с инвесторами, в том числе в горнодобывающую сферу?

Л.Д.: Существует много способов контроля за разными экономических сферами.

Долевое партнерство, в котором государство и инвестор будут владеть равным количество акций в компании — это не самый лучший выбор для страны. Потому что государство должно вкладываться в инфраструктуру. Однако, этот вариант часто используется государствами, так как с одной стороны они хотят получать доходы, а с другой стороны — контролировать компанию.

Однако, правительство может сохранить как доходы, так и контроль над компанией через политику регулирования.

Доходы можно получать через налоги, ставки роялти (лицензионное вознаграждение). А контроль установить посредством создания условий, когда правительство сможет регулировать деятельность менеджмента компании.

Регулирование в этой сфере [горнодобывающий сектор] необходимо проводить, учитывая тот факт, что нужно следить за окружающей средой, принимать во внимание мнение местного населения.

Я понимаю, что для привлечения инвесторов нужно вводить налоговые послабления — они любят такое. Но порой они могут не инвестировать даже с налоговыми послаблениями.

Куда более важно для иностранных инвесторов: политическая стабильность, справедливое законодательство, уровень образования и экономическая устойчивость.

Лиз Джонсон прибыла в Кыргызстан в качестве лектора на семинар «Принципы урегулирования споров между правительством и инвестором: Возможности правительства для защиты своих интересов», который был организован региональной программой “Минеральные ресурсы для развития” Германского общества по международному сотрудничеству (GIZ).