Научно-фантастический фильм «Специальный полуночный выпуск» Джеффа Николса обошёл стороной российский и кыргызский прокат — и очень зря, считает кинокритик Kloop.kg Азамат Омуралиев.

«Гравитация», «Интрестеллар», «Земля будущего», «Марсианин» — в последние годы резко возродилась культура научно-фантастических фильмов. И не каких-нибудь, а блокбастеров от режиссёров вроде Куарона, Нолана и Скотта.

Кроме размаха и десятком миллионов долларов бюджета, объединяет четыре вышеперечисленных фильма то, что все они бережно относятся с канонами научной фантастики прошлого века (как книжной, так и кинематографической) и преемствены по сути своей. В каждом из них воздвигается массивная фабула, необычный и далёкий от нас мир: явственнее всего это заметно в «Интерстелларе», менее всего — в «Гравитации».

«Специальный полуночный выпуск» от всех этих фильмов разительно отличается по всем фронтам. Режиссёр Джефф Николс до сих пор ходит в списках перспективных дебютантов (несмотря на то, что это для него четвёртый полнометражный фильм), Майкла Шеннона и Джоэла Эдгертона, двух главных актёров фильма, зрители редко вспоминают по имени, бюджет у картины скромный, сборы — ещё меньше, разве что премьера прошла в конкурсе Берлинского кинофестиваля этого года.

Но это всё детали, которые мало как влияют на суть происходящего. «Специальный полуночный выпуск» — эталонный фильм, совмещающий дух первых спилберговских картин и умелую риторику, но лишь притворяющийся научной фантастикой.

Клеймить фильм подобной характеристикой, впрочем, хочется почти мгновенно: фильм рассказывает о маленьком мальчике-мессии, о котором ничего не понятно. Он вроде бы читает комиксы и застегивает последнюю пуговицу на рубашке, но в то же время пуляется столпами света из глаз и обрушивает метеорологические станции на захолустные заправки. В меру пафосный саундтрек и ощущение причастности к чему-то великому — отметить галочкой в вопроснике, они тоже присутствуют.

MS-FP-013.0

Мальчик этот — то ли спасение человечества, то ли предзнаменование его конца — впрочем, лишь макгаффин, необязательный аттрибут фильма, движущий сюжет вперёд. В конце «Выпуска» может появиться ощущение незаконченности: зрителю не отвечают на вопрос, а что происходило в течение этих двух часов и почему за маленьким мальчуганом охотилось полстраны.

Ощущение это обманчиво. Николс не даёт понять, как (и от чего) спасать человечество, но необходимости в этом нет. Развернись подобный сценарий в реальной жизни, возможно, всё так бы и обстояло.

Гораздо примечательнее и центральнее в фильме вопрос веры и отцовства. Недаром мальчика хочется охарактеризовать в первую очередь словом мессия — в «Выпуске» люди с завидной регулярностью задаются вопросом о его природе, но не очень хотят найти ответ. Они слепо следуют заданной цели — в данном случае, попасть в определённое место в определённое время любой ценой — и не жалеют никаких мер на пути к ней. При таком контексте в картине Николса легко разглядеть критику (или разбор) религиозных сект и увидеть библейские отсылки.

Ещё интереснее наблюдать за конфликтом этой веры с ещё более фундаментальными чувствами отцовства и материнства. Родители мальчика до последних кадров фильма пытаются разобраться с тем, кто они для него в первую очередь — опекуны или последователи, и странным образом с однозначным ответом на этот вопрос приходит лишь герой Джоэла Эдгертона, которого с натяжкой можно назвать дядей чудо-ребёнка.

MIDNIGHT SPECIAL

Такой гремучий коктейль — фильм, предстающий в первую очередь сложной драмой родительских отношений и вопросов веры, а лишь затем научной фантастикой — срабатывает во многом лишь из-за масштаба и позиционирования фильма.

Джефф Николс — возможно и не самый известный режиссёр, но такой трюк с Sci-Fi макгаффином он уже проворачивал пять лет назад в фильме «Укрытие», опыт с подобными экспериментами у него уже есть. Дуэт Шеннона и Эдгертона (а позже — трио с присоединяющейся к ним Кирстен Данст) не перетягивает на себя одеяло и даёт пространство талантливому тринадцатилетнему Джейдену Либереру. Камерная атмосфера и скромный бюджет задают верную перспективу и правильное обрамление, которое не впускает никакие лишние элементы в эту хрупкую конструкцию.

Фильм обошёл стороной прокат в СНГ по вполне понятным причинам. В нём нет ни одного громкого имени, большим аспектом удовольствия от картины являются ностальгические нотки из научной фантастики 70-х, а центральный вопрос веры и отцовства не совсем гладко проецируется на реалии нашего региона. Но для проката это потеря уровня позапрошлогоднего «Отрочества», который тоже не очень работал по местным правилам игры, но это не помешало местным респондентам Kloop.kg выбрать его лучшим фильмом 2014-го года.