«Диалоги о К»: Дильбар Ашимбаева и Сергей Келлер о роли современного искусства

На первом «Диалоге о К», организованном Kloop.kg совместно с ololohaus, выступили основатель дома моды DILBAR Дильбар Ашимбаева и основатель арт-группы DOXA Сергей Келлер. Запись разговора, основные тезисы и интересные факты, озвученные во время диалога, мы собрали в одном материале.

Основные тезисы из выступлений спикеров:

Без искусства наша жизнь была бы ватной и кисельной, искусство — двигатель прогресса.

В искусстве, как и в жизни в целом, сложно быть протестным, сложно бросать вызовы, но это нужно делать, нужно быть смелым и не сдаваться.

В Бишкеке есть современное искусство, но талантливые люди уходят, и вся надежда на молодое поколение.

Серьезное искусство не видно для масс. Большинство видит попсу.

Можно быть соседом великого художника, которого носят на руках за рубежом, и считать его алкашом — нам нужно начать думать о своем отношении к нашему культурному наследию, а уже затем его прививать иностранцам.

У нас нет истории декоративно-прикладного искусства, а у узбеков, туркмен и монголов, например, есть. Мы не смогли свою сохранить.

Для реабилитации прикладного искусства необходимо возродить ремесло, нужно подготовить новую волну дизайнеров и мастеров, которые могли бы работать с войлоком, шелком и другими материалами. Ремесла у нас исторически всегда были развиты лучше моды. Нужно возрождать гончарное искусство, керамику, вышивку и всё подобное. В нормальном состоянии у нас сейчас лишь производство сёдел.

Нам нужны программы по пропаганде кыргызского декоративного искусства не только за рубеж, но и внутрь страны.

Дайте понять людям, что на коммерческом искусстве можно заработать не только на хлеб, но чтобы туда ещё масло намазать можно было.

Нельзя забывать свою историю и своё наследие. Гордиться надо не тем, что ты айпад купил, а тем, что ты гражданин своей страны. Продвигать национальный колорит — тоже важно.

Накормите людей, и они пойдут и в театры, и в музеи. Если человек будет сытым и у него будет свободное время, он начнёт ходить и культурно обогащаться. Сейчас по всем музеям и экспозициям ходит кучка из одних и тех же 150 человек, которые мигрируют из одного выставочного зала в другой.

Нужно сделать так, чтобы человек хотя бы один раз сходил в музей. Одного визита хватит, чтобы сломить в нём стереотип, и заставить его ходить туда (и в другие культурные заведения) гораздо чаще.

Когда не хватает воздуха, нужно идти в музей.

Мы живём в сложное время для художников. Многим приходится выживать.

Если хотите заманить массы, нужно загонять красивой картинкой, делать выставку в IMAX, чтобы человек туда пришёл, а там — раз — и Кандинский.

У нас, в Кыргызстане, выделиться несложно. Главное решить для себя, чем ты хочешь заниматься — «попсой», искренним искусством или чем-то посередине.

У нас есть потенциал сделать свой маленький Монмартр за небольшие деньги, стоит лишь превратить бульвары в музыкальные улочки и раздать художникам и артистам подвалы в центре города.

Или можно сделать из Кыргызстана свою Италию, создать качественную швейную отрасль и выйти на мировые рынки. «Бриони», например, после войны в сёлах и шьют.

Профильное образование в сфере современного искусства нужно для того, чтобы иметь базу знаний и не заниматься повтором и непроизвольным копированием уже существующих работ. Образование также важно, чтобы знать, как продавать искусство и как его преподносить.

Если не будет современного искусства, мы получим сплошной Ошский базар, тотальный срач, педофилию и повсеместный алкоголизм. Нужно заниматься внутренним миром, культурой, и инструмент для этого — искусство.

Сложно вызвать резонанс чем-то позитивным — можно, грубо говоря, насрать на стену и прославиться на всю страну и соседний Казахстан. А сделать что-нибудь красивое и интересное и этим привлечь людей — это непросто.

Сергей Келлер
Сергей Келлер

 

Факты, о которых мы узнали:

Идея «Дочери советской Киргизии» на новый лад заключалось в том, чтобы подстебнуть молодых людей, которые приезжают с сёл и, не собираясь меняться культурно, начинают скупать современные девайсы.

Динара Чучунбаева — человек, который поступательно и фундаментально объяснял историческую и культурную ценность шырдаков и ала-кийизов. В итоге они попали в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Два лучших национальных костюмов кыргызов (один мужской, другой женский) находятся в запасниках одного из музеев Санкт-Петербурга.

В музее Альберта и Виктории в Лондоне была выставлена коллекция кыргызского прикладного искусства.

DOXA, по сути, занимается искусством-попсой и эксплуатацией национального колорита. Образовалась арт-группа в 2002 году, а название появилось лишь в 2013.

Слово DOXA означает навязанное мнение, которое публика принимает, и потом начинает думать, что оно всегда считало так, а не иначе.

DILBAR вдохновил отрасль и дал пример. До его основания на рынке не было практически ничего.

Сделать тридцать луков для коллекции DILBAR стоит 30 тысяч долларов. Мода — недешёвый бизнес. Всемирно известный дизайнер Александр Маккуин вышел на самоокупаемость лишь на седьмой год.

Читать и смотреть другие «Диалоги о К»:
Асан Ботбаев и Данияр Аманалиев о дефиците в культуре
Бектур Искендер и Эндрю Вахтель о кыргызском образовании