Арт Арины Истоминой

28 ноября в Кыргызстане пройдут парламентские выборы. Последние парламентские выборы, проходившие в октябре 2020 года, закончились массовыми акциями протеста и отставкой президента страны. Кыргызстан — одна из немногих постсоветских республик, в которых происходит регулярная смена власти. Республику даже называли «островком демократии» в Центральной Азии.

 Kloop совместно с изданием DOXA разбирается, какая политическая обстановка царит в Кыргызстане накануне выборов, какие политические силы борются за власть и почему почти каждый видный политик однажды оказывается в тюрьме.

«Островок демократии»

Кыргызстан — страна в Центральной Азии, где достаточно регулярно сменяется власть, но не всегда в результате выборов. За 30 лет независимости два президента были свергнуты и бежали из страны, двое передали власть мирным путем, еще один — ушел в отставку после протестов и политического кризиса. Долгое время Кыргызстан ассоциировался у многих с «островком демократии», где бурно кипит политическая жизнь.

Однако, по факту не меняется ничего — ряд приближенных к власти чиновников успели поработать при всех шести президентах, проблемы в стране — например, слабая экономика, безработица, энергокризис — пока лишь усугубились.

Фактически, в стране с момента обретения независимости все зависит от того, кто занял президентское кресло. Последняя смена власти в Кыргызстане произошла год назад — 5 октября 2020 года протест против итогов парламентских выборов, на которых победили три провластные партии и ни одна оппозиционная, привел к освобождению из колонии старого политика Садыра Жапарова. За короткое время он и его сторонники захватили власть в стране. В этом процессе не последнюю роль сыграл криминал.

Кыргызский киприот

Арт Арины Истоминой

Жапаров был главой Агентства по предупреждению коррупции при втором президенте Кыргызстана Курманбеке Бакиеве. Когда тот был свергнут и бежал из страны в 2010 году, Жапаров стал оппозиционером для Временного правительства, президентов Розы Отунбаевой и ее преемника Алмазбека Атамбаева.

Атамбаев, пришедший к власти в 2011 году, предпочитал сажать своих оппонентов — десятки политиков получали сроки по обвинениям в коррупции и в подготовке к захвату власти. Садыр Жапаров при правлении Атамбаева регулярно участвовал в митингах, а после уголовного преследования из-за все той же «попытки захвата власти» покинул страну, и некоторое время жил в Кипре, России и других странах.

Перед выборами президента в 2017 году Жапаров вернулся в Кыргызстан для участия в политической гонке. Однако силовики задержали его и обвинили в захвате в заложники губернатора Иссык-Кульской области Эмилбека Каптагаева во время протестов в 2013 году. За это Жапарова приговорили к одиннадцати с половиной годам колонии усиленного режима. При этом сам губернатор не раз признавал, что вина политика не доказана.

Камчыбек Ташиев и Сооронбай Жээнбеков, 2017 год. Предвыборное фото.

Тогда соратник, друг и однопартиец Жапарова Камчыбек Ташиев поддержал в предвыборной гонке действующую власть. На тот момент президент Алмазбек Атамбаев открыто продвигал на пост президента Сооронбая Жээнбекова, который в итоге и победил. На главного соперника Жээнбекова — популярного политика Омурбека Бабанова — было возбуждено несколько уголовных дел и после выборов он покинул страну и политику.

Вскоре после выборов вся страна уже внимательно следила за открытым конфликтом между президентом Жээнбековым и его предшественником Атамбаевым. Он вылился в смену кадров Атамбаева в правительстве, лишение политика звания экс-президента, уголовные дела в отношении него, штурм его резиденции и заключение в колонию.

Все это время Садыр Жапаров находился в колонии, где он пережил смерть сына и родителей, СМИ сообщали о попытке суицида политика, а Госслужба исполнения наказания подтверждала, что он был ранен ножом в шею.

В итоге Жапаров стал восприниматься как мученик — политики, общественные деятели, сторонники Жапарова просили освободить его. Он и сам подавал прошения о помиловании. Но власть всякий раз отказывалась рассматривать вопрос освобождения политика.

5 марта 2020 года. Протестующий держит лист бумаги с надписью «В Садыре есть дух Манаса». Фото: Клооп

Пандемия коронавируса и введенный локдаун отодвинули на второй план политические баталии, и единственное, что интересовало граждан — когда снимут ограничения. Властям удалось продержать граждан на самоизоляции чуть больше месяца — уже в середине мая началось постепенное восстановление работы компаний в разных сферах.

К лету 2020 года произошел сильный рост количества зараженных коронавирусом, и больницы перестали справляться с наплывом заболевших. Каждый день из-за коронавируса умирали десятки кыргызстанцев — это время назвали «черным июлем».

Несмотря на сохранившиеся и осенью высокие темпы заболеваемости и низкую эффективность мер по борьбе с пандемией, власти не захотели отказываться от проведения парламентских выборов в октябре. Многочисленные нарушения во время избирательной кампании и сомнительность итогов выборов, на которых, по официальным данным, победу одержали три провластные партии, стали катализатором протестной активности.

В ночь с 5 на 6 октября, после акций протестов и благодаря сторонникам, на свободу из колонии вышел не только Садыр Жапаров, но и бывший президент Алмазбек Атамбаев с соратниками. В страну и в политику вернулся Омурбек Бабанов. Атамбаев и Бабанов создали тандем, видимо забыв прошлые обиды.

9 октября 2020 года. В середине фото Алмазбек Атамбаев, справа от него в кепке — Омурбек Бабанов. Фото: Клооп

9 октября 2020 года Атамбаев и Бабанов вместе со сторонниками вышли на очередную акцию протеста, но вскоре митинг был разогнан сторонниками Садыра Жапарова.

В итоге к власти пришел именно Жапаров. Уже спустя 10 дней после выхода из колонии он получил пост и.о. премьера, потом добился отставки Жээнбекова и стал к тому же и.о. президента.

Уже 10 октября Атамбаев с соратниками был задержан, а спецслужбы заявили, что в колонии вернут всех, кто вышел оттуда после протестов. К Садыру Жапарову это не относилось. Он организовал свой кабмин и наделил властью своих старых соратников.

Генпрокуратуру возглавил Курманкул Зулушев — когда-то он был судьей, который в 2013 году оправдал Садыра Жапарова и его соратников в деле о попытке захвата власти. Тогда Зулушев лишился должности судьи, но стал депутатом парламента от партии соратников Жапарова.

Госкомитет нацбезопасности возглавил уже известный нам друг Жапарова — Камчыбек Ташиев.

Разные чины получили выходцы из родной области Садыра Жапарова — что стандартно для кыргызской политики, такое так или иначе происходило при каждом президенте.

А проходивший по делу о попытке захвата власти вместе с Садыром Жапаровым Талант Мамытов стал спикером парламента.

В любом случае принципиально новыми лицами в политике эти люди не были — они занимали всевозможные посты при разных президентах.

Назад в будущее. Вперед в прошлое

Садыр Жапаров освобожден. Октябрь 2020 года. Фото: Клооп

Садыр Жапаров победил на выборах президента в начале 2021 года. Начало его правления напоминает эпоху второго президента Кыргызстана Курманбека Бакиева. В 2005-2010 годах в стране был острый энергокризис, а сын президента Максим Бакиев был известен как рейдер. В стране убивали журналистов и критиков власти.

Став президентом, Жапаров изменил Конституцию — парламентско-президентская форма правления сменилась президентской. Такая форма правления была в Кыргызстане до 2010 года. После революции 2010 года была написана совершенно новая Конституция, усилившая парламент, чтобы избежать узурпации власти.

Новая Конституция вновь значительно сократила полномочия парламента — теперь ему будет намного сложнее противостоять президенту, мандат которого наоборот был расширен. Кроме того, новый парламент будет намного меньше — в него войдут всего 90 депутатов вместо нынешних 120, избранных от партий и одномандатных округов.

Разработчики проекта Конституции даже не скрывают, что создали основу этих инициатив еще при Бакиеве. Ко всему прочему, был изменен Уголовный кодексправозащитники считают, что из него убрали многие прогрессивные нормы. Также в стране подвергнут изменениям более 300 законов. Официальная причина — они должны соответствовать Конституции. Но правозащитники отмечают, что поправки во многие законы не соответствуют международным обязательствам Кыргызстана, прорабатываются слишком быстро и за закрытыми дверями.

Кроме того, Жапаров назначил на важные посты многих чиновников, которые уже занимали высокие должности при втором президенте.

Курманбек Бакиев. Фото: Хабар

Сейчас страна переживает энергетический кризис. И это тоже происходит не впервые. Одной из претензий народа к Бакиеву были веерные отключения электроэнергии — тогда страна в буквальном смысле почти на два года погрузилась во мрак. Нынешняя власть обещает этого не допустить, но нехватка электроэнергии особенно остро ощущается этой зимой. Доходит до того, что у граждан пломбируют вилки обогревателей, чтобы нельзя было включить их в розетку.

Рейдерство в Кыргызстане приобрело новую форму и теперь называется кустуризацией — добровольное пожертвование в пользу государства, которое вносят подозреваемые и обвиняемые в коррупции чиновники.

По мнению властей, кустуризация должна возмещать нанесенный бюджету ущерб, который рассчитывает ГКНБ. Механизмы кустуризации остаются непрозрачными: кто и как определяет ущерб и куда идут деньги после закрытия уголовных дел — неизвестно.

Эксперты считают практику кустуризации порочной. Фактически под предлогом смягчения приговора, людей вынуждают признать вину и выплатить ущерб до решения суда.

Каждый новый президент Кыргызстана винил во всех проблемах коррупцию, своих предшественников, журналистов и НПО. Жапаров — не исключение.

«За прошедшие 30 лет коррупция в нашей стране запустила свои корни практически во все сферы нашей жизни. Отныне мы не допустим такого безобразия. Мы не повторим ошибок прежних властей. Вся работа будет вестись открыто и прозрачно», — заявил он в день выборов президента в январе 2021 года.

В энергетическом кризисе Жапаров обвиняет «больших людей» из прошлого.

«Прямо скажу, мы находимся в этой ситуации 30 лет из-за легкомысленных политических спекуляций некоторых чиновников, думающих только о том, как бы своровать побольше денег», — пишет Садыр Жапаров в своем фейсбуке.

А еще Жапаров, так же как и другие президенты, сажает политиков и экс-чиновников, которые потенциально могут стать его оппонентами.

Садыр Жапаров и новый глава рудника «Кумтор» Тенгиз Болтурук. Фото: Султан Досалиев

Для этого сейчас он использует дело о коррупции на Кумторе. Национализация этого рудника была главной идеей, которую продвигал Жапаров до прихода к власти. Рудник разрабатывала канадская компания Centerra Gold Inc. В 2020 году доля от разработки рудника в ВВП республики составила 12,5%. После прихода к власти Жапаров ввел внешнее управление на Кумторе — Centerra Gold Inc. назвала это «захватом» и сейчас борется за рудник в международных судах.

По делу о коррупции на Кумторе подозреваемыми проходят более 10 экс-чиновников и политиков разных мастей. Некоторые из них находятся в СИЗО, другие под домашним арестом, а одному удалось покинуть страну, вылетев на лечение в Россию.

Журналистов в Кыргызстане пока не убивают, как при Бакиеве, но независимые СМИ чувствуют давление со стороны властей. Садыр Жапаров неоднократно обвинял некоторые СМИ в искажении его слов и говорил, что журналисты должны нести за это ответственность. Именно Садыр Жапаров подписал скандальный закон о фейках, который может использоваться для блокировок СМИ.

Серьезному давлению со стороны властей подвергается и гражданское общество, которое часто критикует инициативы правительства и президента. Недавно зампред кабмина Эдиль Байсалов обрушился с публичной критикой на НКО. Он считает, что в гражданском обществе «царит апатия и безверие, нет никакой проактивности, а только запоздалая и пустая реакция».

Чиновник предупредил, что общественные организации, допустившие оскорбления и лживые обвинения в адрес госорганов, впредь не будут допускаться к сотрудничеству. Байсалов также заявил, что пора положить конец «бесконтрольному финансированию НПО» — в Кыргызстане некоммерческие организации зачастую получают финансирование от доноров из западных стран.

Партии власти и альтернатива

Итак, к парламентским выборам этого года стало ясно, что президент планомерно укрепляет вертикаль своей власти. Конечно, в обществе муссируется идея двоевластия и возможного конфликта между Садыром Жапаровым и его другом Камчыбеком Ташиевым. Однако оба политика постоянно эти слухи опровергают.

Независимый эксперт Медет Тулегенов считает, что тандем Жапарова и Ташиева представляет собой нечто единое, так как они играют там разные роли. Жапаров играет роль политического героя, которые пришел что-то решать. Тулегенов отмечает, что весь героический образ президента строится и на популистских заявлениях в стиле: «Я с народом и вместе мы против элиты». А то, что Жапаров долго был вне политсистемы — попросту говоря, в заключении — помогает ему добиваться лояльности избирателей.

У Ташиева же в тандеме роль кардинально другая — тирана. «К Жапарову лояльность на основе любви, а здесь лояльность за счет репрессий. За счет продуцирования любви и репрессии тандем пытается выстроить общую схему», — считает Тулегенов.

При этом, по словам Тулегенова, Жапарову и Ташиеву кроме управления госаппаратом нужно контролировать ресурсы, которые интересны многим сторонам, и в разных регионах есть свои «серые кардиналы». То есть тандем не может рассчитывать только на себя, а должен ориентироваться и на других политиков.

Укрепить власть тандем хочет через прохождение в парламент лояльных к нему партий и кандидатов от одномандатных округов.

У каждого президента Кыргызстана была провластная партия, полная лояльных депутатов. При президенте Аскаре Акаеве была провластная партия «Алга! Кыргызстан». При Бакиеве — «Ак Жол», а при Атамбаеве СДПК. При Жээнбекове брат президента сколотил из осколков другий партий свое объединение «Биримдик». А что при Жапарове с Ташиевым?

Последние две выборные кампании в парламент Кыргызстана отличаются тем, что на политическую арену выходят не партии с многолетней историей, а политические объединения, созданные относительно недавно. Так было с партией власти перед парламентскими выборами в 2020 году. Еще больше новых партий вышли на политарену после смены власти. При этом программы партий зачастую не сильно отличаются друг от друга — они все обещают светлое будущее кыргызстанцам через борьбу с коррупцией и люстрации.

Как и на прошлых парламентских выборах, пришедшая к власти группировка не делает ставку только на одну партию. По мнению независимого эксперта Медета Тюлегенова, открыто лояльных власти партий сейчас нет.

«Раньше это были партии власти, которые ясно и четко представляли себя как партию президента. Сейчас одной партии власти нет, но это и не нужно. Политика Жапарова на волне популизма не предполагает, [что он будет] опираться на какую-то одну партию», — говорит он.

Он считает, что во многих партиях, которые идут на парламентские выборы, оказались лояльные Жапарову люди.

Арт Арины Истоминой

Жапаров и Ташиев стояли у истоков двух политобъединений — «Ата Журта» и «Мекенчила». Их однопартийцы после прихода Жапарова к власти получили посты и должности.

Став президентом, Жапаров объявил, что провластной партии больше не будет, после чего «Мекенчил» отказалась участвовать в выборах в местные кенеши и парламент. Тем не менее, в парламентских выборах участвуют партии, которые в обществе связывают с Жапаровым или Ташиевым.

Например, есть партия «Ата-Журт Кыргызстан», которую связывают с Ташиевым. От этой партии пришел в Джалал-Абадский горкенеш сын главы ГКНБ. Руководит партией бывший мекенчиловец и односельчанин Ташиева Айбек Маткеримов. Один из кандидатов в депутаты от партии «Азаттык» заявил, что «Ата-Журт Кыргызстан» принадлежит Ташиеву. Сам Маткеримов опровергал связь партии с главой ГКНБ.

С первой леди Айгуль Жапаровой связывают партию «Эл умуту» — информацию об этом опроверг пресс-секретарь президента. При этом в составе учредителей есть два человека, которые числились в списках партии «Мекенчил», созданной Ташиевым и Жапаровым. Это совсем новая партия, но с большим предвыборным бюджетом.

Еще одно политическое объединение, которое связывают с властью — «Ишеним». В ее учредителях значится советник Садыра Жапарова. Но лидеры партии упорно отрицают свою провластность.

При этом, даже если публично провластность или лояльность тех или иных партий к власти опровергается — это ничего не означает. Выборы в городские кенеши в апреле показали, что созданная перед ними партия «Ата-Журт Кыргызстан» с лояльными к власти кандидатами победила в 7 городах и еще в 7 городах заняла второе место. Всего выборы проходили в 28 городах. Партия «Ишеним» на этих же выборах не смогла набрать необходимый порог, чтобы попасть в Бишкекский горкенеш. В итоге результаты выборов в столице были отменены, а на перевыборах политобъединение заняло третье место.

Топ-5 партии «Ата Мекен»

Оппозицией себя называют несколько партий. «Ата Мекен» — самая старая оппозиционная партия в Кыргызстане, и она представляет себя как оппозицию Садыра Жапарова. В схожем ключе подают себя сборная из нескольких других партий — «Альянс», партия Алмазбека Атамбаева «Социал демократы» и партия политика Адахана Мадумарова «Бутун Кыргызстан».

При этом Медет Тулегенов считает, что на нынешних выборах оппозиции практически нет.

«Есть отдельные критические голоса, но это не совсем оппозиция. Это просто голоса несогласных. Оппозиция — если иметь в виду силу, которая работает над тем, чтобы систематически критиковать власть, иметь какую-то собственную программу — такой оппозиции у нас нет», — говорит эксперт.

Но с ним не согласен Зайнидин Курманов — эксперт, открыто, поддержавший Конституционную реформу Жапарова.

«Если в парламент пройдет “Ата Мекен”, то они действительно будут выступать как оппозиция. Они открыто заявили, что оппозиция. Они играют по правилам. Хотя там вообще много неоппозиционных людей», — сказал он.

Но несмотря на то, что есть сомнения в оппозиционности этих партий, против них используются различные способы борьбы — начиная от обвинения лидеров, заканчивая черным пиаром.

Так, президент публично обвинил лидера «Бутун Кыргызстан» Адахана Мадумарова в проблемах границ из-за спорного участка с Таджикистаном. А позднее Жапаров, не называя имени политика, пообещал после выборов привлечь к ответственности «предателей», из-за которых возникли проблемы границ.

Речь шла о протоколе, согласно которому, участок кыргызской земли в 275 квадратных метров был якобы отдан Таджикистану. Протокол подписал Мадумаров, а Жапаров считает, что политик не имел на это права. По словам президента, сейчас таджикская сторона, используя этот документ, претендует на спорный участок.

Мадумаров неоднократно объяснял, что подписание протокола было необходимостью. Более того, он не имеет юридической силы, так как его не одобрил парламент.

С «Ата Мекен» борются с помощью гомофобии и секс-скандалов, следуя понимаемым по-своему традициям. Лидер партии Омурбек Текебаев уже фигурировал в секс-скандале в прошлом, а на вошедших в состав партии членов «Реформы» пытались давить с помощью аутинга двух геев, которые даже не были связаны с партией. На этих выборах также использовалась гомофобная риторика против «Ата Мекена».

На теледебатах 24 ноября лидер партии Омурбек Текебаев раскритиковал Жапарова, заявив, что в Кыргызстане «устанавливается власть одного человека, а это путь в никуда». Жапаров ответил ему на следующий день, заявив, что «Текебаев либо выжил из ума, либо завидует».

Еще президент заявил, что некоторые политики планируют «вооруженный переворот» и после выборов к этим людям будут приняты меры. Но Госкомитет нацбезопасности не стал ждать окончания выборов — на следующий день были задержаны 15 человек по подозрению в попытке насильственного захвата власти. Трое задержанных — кандидаты «Партии зеленых Кыргызстана».

Это достаточно стандартная ситуация в Кыргызстане — Госкомитет нацбезопасности обычно всегда активизируется перед выборами. ГКНБ, например, вызывал на допрос и завел уголовное дело на оппозиционного кандидата в депутаты Дастана Бекешева, который баллотируется в парламент от одномандатных округов. Бекешев предположил, что против него используется административный ресурс, потому что по его округу в парламент баллотируется советник президента на общественных началах.

Еще одна типичная ситуация для Кыргызстана — президенты часто говорят, что не позволят устроить беспорядки после избирательных процессов.

Такие заявления властей показательны. Это и намек оппонентам, что власть, даже если она пришла через переворот, весьма критично относится к акциям протеста при своем правлении, и обещание гражданам стабильности после выборов.

Ситуация усугубляется тем, что Центризбирком в стране все более подвержен влиянию президента. Конституция внесла свои коррективы в процесс формирования ЦИК — теперь 6 членов Центризбиркома из 12 выдвигаются президентом. Раньше было всего четыре.

Глава ЦИК Нуржан Шайлдабекова была переназначена по квоте президента. Она пять лет возглавляет ЦИК — за это время в стране сменилось уже три президента.

Садыр Жапаров за два дня до выборов в парламент публично расхвалил Шайлдабекову.

«После парламентских выборов 2020 года многие говорили, что Шайлдабекова проводит выборы как хочет. Я хочу признаться, что, мне, как и народу, она не нравилась. Думал, что эта женщина неправильно работает и всему виноват ЦИК. […] Но я понял, что дело не в самой Нуржан Кармабековне. Оказывается, все дело в верхушке, которая давила на нее», — сказал он.

При этом Жапаров добавил, что ее вновь назначили председателем ЦИК, потому что у «нее большой опыт, у нее хватит сил и ума провести честные выборы».

С одной стороны, выборы в стране могут считаться непредсказуемыми, так как нет объективных данных о раскладе сил, на которые можно опираться.

Зайнидин Курманов считает, что Кыргызстан сейчас переживает демократический транзит, который подразумевает под собой неопределенность.

«Раньше было все понятно — нужно попасть в пропрезидентскую партию. А сейчас полная неопределенность. […] У нас вообще нет демократических партий — все партии вождистские. Партия одного человека. Поэтому и ситуация непонятная, за кого голосовать, за партию или лидера, который, придя во власть, может развернуть партию в противоположном направлении», — сказал он.

Но, с другой стороны, общественность примерно представляет себе исход событий.

Тюлегенов говорит, что не стоит ожидать какой-то сильной оппозиции в парламенте после выборов.

«Я думаю, шанса на появление оппозиции в Жогорку Кенеше нет. В принципе, этого шанса и в 2015 году не было — при более благоприятных условиях. Сейчас, в лучшем случае, — это если пройдут отдельные кандидаты, которые сами по себе, как личности что-то будут высказывать и выполнять функцию оппозиции. И то хорошо», — сказал Тюлегенов.

Он считает, что большинство людей идут в парламент из-за финансовых мотивов, а не для того, чтобы критиковать власть и быть активными публичными политиками.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!