1 min read

«MVP.Revolution»  — это команда из пяти молодых кыргызстанцев, которые дебютировали в международных соревнованиях по Dota 2 и заключили контракт с киберорганизацией из Южной Кореи. Корреспондент Kloop.kg взял эксклюзивное интервью у членов команды, которые бросили университет и не спали ночами, чтобы полностью погрузиться в компьютерные игры.

Дуулат Субанкулов и Мухамед Мавлянов — члены команды «MVP.Revolution», которая представляла Кыргызстан на одном из крупнейших турниров по Dota 2 в Китае.

Молодые игроки пока единственные среди кыргызстанцев, кто смог поучаствовать в турнире такого масштаба. Призовой фонд киберспортивного состязания — 1,5 миллиона долларов США.

Несмотря на страх перед зарубежными игроками, «MVP.Revolution» смогли 7 раз подряд победить соперников на отборочном туре в Южной Корее. Там команда заняла второе место и получила возможность выступать на одном из крупнейших мировых турниров в Китае.

После такого дебюта, неизвестная до этого команда из Кыргызстана, подписала контракт с южнокорейской киберорганизацией «MVP». Теперь кыргызстанцы будут тренироваться в Южной Корее и представлять Кыргызстан на международных турнирах по Dota 2.

— Как вам удалось занять 2 место в отборочном туре на один из крупнейших мировых турниров?

Дуулат: Мы сильно волновались, ведь против нас выступали игроки мирового уровня. Но когда мы наблюдали за оппонентами в первый день, мы подумали: «Мы можем не хуже». И волнение пропало.

До финала отборочного тура дошли с 7 победами и 1 поражением.

То, что мы были неизвестны, сыграло на руку. Никто не знал, как играть против нас. Мы имели стратегий больше, чем у противников.

“То что мы были неизвестны сыграло нам на руку”

— Наверное удивились, что команде из Кыргызстана такое удалось? (ВНИМАНИЕ: ответ содержит нецензурную лексику)

Дуулат: Нас очень зауважали после победы. Организаторы турнира, лучшие игроки хвалили нас. Все были в шоке, все задавались вопросом: «Кто такие кыргызы и как они добрались до второго места?».

Курьезный случай произошел в корейском отеле, где мы жили. Там были игроки со всего мира. В один момент к нашему экс-игроку Бектуру Кулову подошел спортсмен из Таиланда, который нас вообще не знал, и сказал: «Good game (англ. Хорошая игра), сука, бл*ть!».

— Вас заметила киберорганизация из Южной Кореи. Теперь вы будете работать там. Что вы должны делать по контракту?

Мухамед (тренер команды): Мне кажется, в Корее мы будем следовать определенному режиму. Встать утром, умываться, завтракать. В 11 часов как штык, стоять у компьютера.

Сначала тренируешься индивидуально, для разогрева. Затем тренировка с командой — составление стратегий, тактик, игра с соперниками онлайн, просмотр чужих игр. Затем обед, отдых, снова игра, и сон. Все строго, как в армии. Не будет свободного графика, это работа.

— Как семья, друзья и просто знакомые относятся к вашей работе?

Дуулат: Мама абсолютно спокойна, когда я ухожу ночью. Она уже знает, где я буду. Раньше было по другому. Мать не верила и не понимала. Но все меняется, когда ты начинаешь приносить деньги в дом.

Я не учусь сейчас, вместо учебы Dota. Сейчас для меня это работа. Мы тренируемся ночью, а днем я сплю. Тренируюсь я в клубах, так как собственного компьютера у меня нет.

“Вместо учебы Dota”

Мухамед: Когда киберспортсмен начинает зарабатывать, меняется отношение окружающих. Но пока ты играешь на голом энтузиазме, с пустыми руками, у тебя всегда будут конфликты с родными.

Старшее поколение не понимает всю серьезность этой сферы. Будучи школьником, я говорил что за киберспортом будущее, но никто не воспринял меня всерьез.

 

— А расскажите как шли к турниру. Сколько лет играете и почему вы выбрали киберспорт?

Дуулат: Это было, когда я учился в школе. Брат отвел меня поиграть в компьютерный клуб. Мне очень понравилось, я начал понимать, что Dota — особая игра, она выделяется. Тогда второй части игры не было, Dota существовала как карта в Warcraft 3. Я изначально хотел быть профессионалом и поэтому много играл. Но два года назад понял, что нужно начинать играть осознанно.

Мухамед: В футболе, сначала ты играешь во дворе, тебе это нравится. Затем записываешься в секцию, начинаешь усиленно тренироваться. Тоже самое и с Dota.

— Почему именно Dota 2?

Дуулат: В Dota, в отличии от спорта, не важны твои внешние, физические качества, возраст, пол или что-то еще. Любой может играть в Dota.

Там очень много героев, тактик, стратегий и связок. Самое сложное, что ты должен все это запомнить. На это и уходит время. Много времени.

Мухамед: В футболе правила всегда неизменны. Но в Dota не так, игра постоянно обновляется. Ты постоянно должен находиться в этой игре. Конкуренция здесь очень высокая. За неделю простоя ты можешь серьезно сдать позиции.

— И сколько часов надо тренироваться в день, чтобы добиться результата, как у вас?

Мухамед: Некоторые зазнавшиеся игроки почти не тренируются. Потому что они знамениты, они много добились в прошлом и теперь просто отдыхают.

Вообще, минимально ты должен тренироваться 10 часов в день. Конечно, можно играть один день, на следующий отдохнуть. Но 10 часов — цифра позволяющая поддерживать себя в форме.

Тренироваться необходимо не только в составе команды, но и самостоятельно.

Расскажите, как вы создали вашу команду и почему начали играть вместе?

Дуулат: История восхождения команды «NL5» (старое название «MVP.Revolution») началась в 2016 году. Я тогда играл вместе с нашим нынешним капитаном — Бакытом Эмилжановым. У нас многое не получалось. Регистрировались на все чемпионаты, везде проигрывали, никуда не доходили, но набирались опыта.

Команда собралась разношерстная. Джонни – абсолютно «районовский пацан», он тоже не учится, а работает. Наш бывший игрок Бектур Кулов совсем другой, человек консервативных взглядов, студент АУЦА. Я и Бакыт — люди, которых называют «задротами».

Мухамед: В Кыргызстане давно не было такой команды, в которой каждый игрок стремится к одной цели. Это секрет успеха. Это объединяет команду, а там неважно какого ты возраста, нации или религии. Сейчас такая команда есть. Их цель — стать чемпионами.

Только спишь и играешь

— Что означает прежнее название команды «NL5»?

Дуулат: Почему наша команда называлась «NoLifer5»? Все просто, ведь тот успех к которому мы шли, шел через «ноулайф» (с англ. без жизни)  — когда ты только играешь и все. Спишь и играешь.

— Мухамед, почему решились тренировать команду?

Мухамед: Ребята сказали, что я им очень нужен. До этого я сам был игроком. Я очень много играл, но пришел такой момент, когда я не был сильно мотивирован. Тренер должен гонять ребят, заставлять их тренироваться. Я указываю на ошибки игроков.

Дуулат: Последнее слово всегда за Мухамедом, ведь он следит за игрой беспристрастно и объективно. Мы любим повторять свои ошибки, задача Мавлянова не допустить этого. Тренеров всегда уважают.

Понимаете, Dota — командная игра, здесь необходимо общение. Но мы можем не понять друг друга, поссориться. И тренер — он как психолог, понимающий игру и людей.

— Чтобы дорасти до игроков мирового уровня нужен талант? Или достаточно упорного труда?

Мухамед: Я считаю, что талант нужен. У некоторых есть талант, они мыслят нестандартно и этим они выигрывают проигрышные партии. Хотя лично я — человек, который больше верит в упорный труд.

Дуулат: Я лично не верю в талант. Если взглянуть на лучших, выигрывают в основном «задроты» . Считаю, что для победы нужен 1% таланта, все остальное —  упорный труд.

— В мире киберспорт популярен. Но каково с киберспортом в Кыргызстане?

Мухамед: Проведу параллель с рэп-культурой в Америке. Он хорошо развит в США, раскручен, есть свои суперзвезды, знаменитые на весь мир. Существует андерграунд, которые неплохо читают и сочиняют. Но они неизвестны. Кыргызстан – это андерграунд мира Dota.

Чтобы развить киберспорт у нас, нужны люди. Нужна команда людей готовые на это. Нужны денежные инвестиции в киберспорт, но для это нужно сделать рекламу. Как вовлекать ребят? Турниры с хорошим призовым фондом. Все зависит от денег.

“Cобственного компьютера у меня нет”

—Что мешает кыргызстанцам выйти на ваш уровень?

Мухамед: В Кыргызстане всего 10-11 игроков, достаточно сильных, чтобы участвовать в международных турнирах. Условно говоря 1% всего игрового сообщества страны. Остальным не хватает желания или навыков.

Но может наши достижения смотивируют соотечественников, и какая-нибудь организация возьмет под свое крыло другую, талантливую команду кыргызстанцев. У нас есть сильные игроки, просто дайте им условия для победы.

Дуулат: Отсутствия условий — одна из причин. Игроки не выдерживают и бросают игру. Ведь тебе нужно учиться, работать, кормить себя и семью.

Мухамед: Все эти факторы могут помешать человеку. Ты будешь играть не на 100%, а на 10% – это проигрыш. А проигрывая, твое состояние будет еще хуже. Так и уходят из игры.

— Вам постоянно приходиться сидеть за компьютером. Какие вообще качества важны?

Мухамед: Общение. Нельзя стать профи, если ты постоянно отмалчиваешься. Ты должен четко и ясно излагать свои мысли, уметь общаться. Второе — стрессоустойчивость и самообладание. Если ты позволишь эмоциям возобладать над тобой, ты проиграл.

— Многих родителей беспокоит будущее своих детей, которые хотят стать киберспортсменами. Стоит ли за это тревожиться?

Мухамед: Я не вижу ничего плохого в желании человека стать киберспортсменом. Например, родители меня поддерживали в этом решении, за что я очень им благодарен.

Дуулат: У меня было все наоборот. Никакой поддержки я не встречал, меня ругали. В начале осени 2016 года мама просила меня бросить игру. Спустя три недели мы выиграли в Корее. Отношение мамы ко мне резко изменилось. Пугающе резко изменилось.

Когда мы играем, мы очень много думаем

— Насколько киберспортсмены востребованы?

Мухамед: Если киберспортсмен персона медийная, то он не пропадет в любом случае. Киберспортсмены потом могут перерасти в аналитиков, комментаторов, менеджеров, тренеров. Или какой-нибудь профессиональный игрок, выиграл на турнире миллион долларов и уходит с этими деньгами уже довольный. Кто-то может попытаться создать свою киберспортивную организацию, помогать другим развиваться.

— В обычном спорте, многие атлеты уходят из-за травм, возраста или других причин? В киберспорте точно так же?

Мухамед: Да, в Dota, как и в любом другом спорте, люди могут уходить. Не столько из-за возраста или травм, по большей части из-за усталости.

Обычным людям кажется, что мы просто сидим и играем, ничего сложного. На самом деле, когда мы играем, мы очень много думаем. Стресс, умственная работа, необходимость постоянно общаться, периодические поездки на турниры — это все изматывает игрока.

Уходят из-за возраста. В 30 лет у тебя не так много времени на игру, и ты не можешь конкурировать с более молодыми соперниками.

— Многие люди не считают киберспорт спортом. Ваше мнение?

Мухамед: В Кыргызстане многие не считают киберспорт спортом. Я тоже так думаю и толерантен с мнением остальных. Футбол, баскетбол  — другое дело. Однако, мы же считаем спортом шахматы, крикет или другое.

Дуулат: Я скажу, что киберспорт — это киберспорт. Со спортом это разные вещи, хотя в некотором смысле схожи. В Dota, как и в реальном спорте, нужно постоянно развиваться и тренироваться. Приставка кибер в слове не лишняя.

— Вы вернетесь в Кыргызстан чтобы развивать киберспорт здесь? Или все же останетесь в Корее, если у вас будет такая возможность?

Дуулат: В ближайшее время мы обязаны играть в Корее, потому что в Кыргызстане нет условий для нашего развития. Как минимум год, мы должны провести там. За год можно накопить деньги, а потом посмотреть, вернуться ли обратно, чтобы развить его здесь. Сейчас, MVP дает нам стабильную работу, и стабильную заработную плату. Возможность от которой грех отказаться.

Материалы по теме: