Как магистратура в гендерных исследованиях изменила мою личную жизнь

Зарина Исамбаева

Оригинал материала опубликован на сайте Sheisnimad.

Признаться честно, на момент поступления в магистратуру в Центрально-Европейский Университет я четко не представляла, для чего мне магистратура и как я смогу ее применить. Выбор факультета гендерных исследований был обусловлен двумя причинами: во-первых, на тот момент меня начало беспокоить положение женщин в нашем обществе, и мне хотелось разобраться, почему существует несправедливость по отношению к нам; во-вторых, для поступления на этот факультет было достаточно написать мотивационное письмо, заполнить онлайн анкету и сдать TOEFL, интервью проходить не было надобности. Интервью меня пугало тем, что я тогда не имела ни одного понятия о гендере, не читала ни одного манускрипта написанного на эту тему, не знала ни одного известного имени в этой сфере.

Я получила полную скидку на обучение и поехала. У меня была отличная стипендия и общежитие. Учеба далась мне очень сложно, потому что у меня степень бакалавра по журналистике, и о феминизме я почти ничего не знала, тогда как мои одногруппники были очень начитанные, цитировали Джудит Батлер, обсуждали теории Фуко. Долгое время чувствовала себя глупой, но стараниями я доросла до того, чтобы спорить со всеми на равных (смеется).

Сделала ли я карьеру в гендерной сфере? Нет. Я пробовала устроиться работать по специальности, например в ООН-женщины, но в таких организациях требуется иметь опыт на момент подачи резюме. Можно пойти стажером или волонтером и со временем устроиться, но я себе такого не могу позволить. Я в чужой стране, и мне надо зарабатывать. Сейчас я работая в ЮНИСЕФ на позиции финансового ассистента и занимаюсь бухгалтерией. До этого я успела проработать в службе технической поддержки в IT-компании, доставляла еду, работала хостесс, няней-репетитором в русскоговорящей семье и даже убирала квартиры.

Я даже не подозревала сколько у меня было навязанных обществом комплексов, пока не приехала сюда учиться. Возможно, изучение гендерных исследований мне в профессиональном плане мало помогло, но в личностном — открыло мне новые горизонты. Мы с детства привыкли слышать фразы «ты же девочка», «сядь поскромнее», «не смейся громко», «не умничай». Никто и не обратит внимание, насколько это уничижает собственное достоинство.

Зарина Исамбаева

Я каждый год приезжаю в Кыргызстан и иногда кажется, что есть какой-то прогресс. Вот продвинутая молодежь говорит о равенстве и свободе, но отойди ты чуть от привычных им паттернов поведения, они не медлят осудить. Может, не открыто тебе в лицо, но чувствуется, что внутри это вызывает у них сильный дискомфорт. Вот другая кучка путешествующих, читающих, думающих, толерантных друзей, и если вдруг девушка в этом дружеском кругу, как и парень, открыто начнет говорить о сексуальной жизни, большинство из них, я думаю, осудят их.

Мне бы хотелось, чтобы тема секса у нас перестала быть табу. Особенно для незамужних девушек. Давайте перестанем лицемерить и признаем, что секс-образование нам ой как нужно. Все всё равно занимаются сексом, но никто не хочет о нем говорить, и это зачастую приводит к плачевным последствиям. Вы видели статистику абортов у нас в стране?

Мне очень жаль, что даже продвинутые и образованные девушки чувствуют себя неполноценными, пока не удовлетворят запросы общества выйти замуж и родить. Хочется, чтоб каждая из девушек делала то, что ей хочется, исходя только из собственных желаний, в том числе и если это желание выйти замуж и родить ребенка.

Бестактность у нас на бытовом уровне. Еду однажды я в такси, и водитель спрашивает, сколько мне лет. Отвечаю, что 28. Сразу же спрашивает, замужем ли я. Нет, говорю, не замужем. Тут он отпускает руль, резко поворачивается ко мне и восклицает: «Как? Как не замужем? Уже ведь пора! 28 и не замужем! Чего вы ждете, вы ведь не молодеете с каждым днем!». Я потеряла дар речи. Оказалось, что водителю 22 года, и он совершенно искренне меня осуждал.

Зарина Исамбаева

Я редко сталкиваюсь с такой бестактностью, потому что от кыргызстанского общества, где каждый второй прохожий верит, что имеет право учить жизни девушек, я оторвана. А в венгерское общество в силу незнания языка, я не интегрирована, и никто не лезет в мою жизнь. Я общаюсь тут с такими же, как и я, иностранцами. В определенной степени это очень большая свобода.

В последние годы в Венгрии много иностранцев. Итальянцы, испанцы едут сюда работать. Недавно я познакомилась с парнем, гражданином Франции. Он наполовину тунисец, наполовину — француз. Говорит, что тут ни разу не сталкивался с националистическим отношением, тогда как в его родной Франции случались националистические нападки из-за его арабского имени. Он выучил венгерский и живет в Будапеште уже девятый год. Но и без знания венгерского тут жить вполне комфортно. Мне учить язык не было необходимости, но на базовом уровне изъясняюсь.

Людям, знающим один из тюркских языков, выучить венгерский проще. Грамматика по логике схожа с грамматикой кыргызского языка. У них есть слова, как у нас на кыргызском «алма», «сакал», «балта», «самын». При этом шапка, как и на русском, «шапка». Это все влияние Османской империи и славянских соседей.

Я далека от венгерских культуры и менталитета. Мне кажется, что народу привычно жаловаться и ничего не менять ни в работе, ни в личной жизни. Я — человек действия, не люблю сидеть и ждать, мечтать или ныть. Те же любовные игры: мне легче пойти и признаться человеку, если он мне симпатичен, а не играть в бесконечные игры и жевать сопли. Они, так же, как у нас, играют в сотни игр: от знакомства до постели — взгляды, намеки, загадки, от знакомства до поцелуя — тоже ходы, игры, и так далее. Так что венгерские парни — не мое.

Зарина Исамбаева

У меня был парень бразилец. Для своей культуры я очень открытая и теплая, а вот ему казалось, что холодная. Недостаточно обнимаю, недостаточно говорю нежных слов. Только съездив в Бразилию к его родителям, я поняла, о чем он говорил. Они в семье много обнимаются, целуются при встрече, всячески выказывают тепло и нежность.

Для получения ПМЖ необходимо прожить в стране три года, но нет требования знать венгерский в отличие от других европейских стран. С ПМЖ у меня все те же права, что и у граждан Венгрии, только не могу голосовать на выборах и работать в другой стране Евросоюза без специального разрешения на работу. Я живу в Венгрии уже пять с половиной лет. Теоретически, могу подать на гражданство через три года, если выучу венгерский. Но я еще не решила, хочу ли этого.

Тут нет кыргызской диаспоры, даже русской нет. Большую роль в сплочении сограждан играет посольство. Казахи, например, часто собираются и что-то организовывают. Однажды я оказалась в одном отделе с кыргызстанкой. Мы с ней были единственными кыргызстанками в компании со штатом в 1000 человек! Все, конечно же, ожидали, что мы подружимся и будем ходить повсюду вместе. Но мы с первой встречи обоюдно поняли, что не станем друзьями и просто коммуницировали по необходимости. Мне кажется, встреться мы в Бишкеке, мы бы и там не были друзьями.Заграница — не повод для дружбы.

Ломки у меня только по родителям. Скучаю, очень их люблю. Ну еще и по быстрым, надежным и дешевым бишкекским такси. С тактичными водителями (смеется).

Turistka.top – моя отдушина, возможность писать не в стол, а рассказывать истории о своей жизни в Венгрии, о своих приключениях в поездках, о Будапеште и о его людях. Сейчас вот, например, готовлю интервью о двух украинках, открывших здесь свадебный салон без знания венгерского языка. Через этот блог хочется вдохновлять людей, особенно девушек быть смелее, больше путешествовать, открывать свое дело пусть даже в чужой стране и ничего не бояться. В этом смысле мы с sheisnomad сходимся во взглядах.

Беседовали: Варвара Петровская и Наргиза Жетигенова

Все фотографии из инстаграм-аккаунта Зарины Исамбаевой