1 min read
Абдил Сегизбаев и Алмазбек Атамбаев

Документы из Белиза, которые якобы подтверждали, что депутаты Текебаев, Салянова и Шыкмаматов причастны к попытке продажи акций компании «Мегаком» в 2010 году, по признанию бывшего главы ГКНБ Сегизбаева оказались неподтвержденными. Два года назад Абдиль Сегизбаев настаивал на подлинности документов, а президент Алмазбек Атамбаев пообещал, что если информация не подтвердится, глава Госкомитета нацбезопасности понесет ответственность. Оппозиционный депутат Алмамбет Шыкмаматов, проходивший по «Белизгейту», теперь требует наказать Сегизбаева — но не все парламентарии с ним согласны.

Что случилось:

На заседании фракции «Ата-Мекен» 14 сентября ГКНБ сообщил о том, что официальные документы из Белиза в ведомство не поступали. Документы из Белиза якобы подтверждали коррупционные интересы трех оппозиционеров  — Текебаева, Саляновой и Шыкмаматова. Их в 2016 году глава ГКНБ Абдиль Сегизбаев передал президенту Алмазбеку Атамбаеву.

После заявления ГКНБ на заседании фракции «Ата-Мекен» бывший глава Госкомитета нацбезопасности Абдиль Сегизбаев заявил, что документы, на подлинности которых он настаивал в 2016 году, так и не были подтверждены. На заседании парламента 19 сентября депутаты из разных фракций потребовали привлечь к ответственности Сегизбаева. Там же замгенпрокурора Нурлан Дюшембиев отказался сообщать детали по «Белизгейту» — потому что ГКНБ засекретил все документы.

Злоупотребление полномочиями или политический заказ?

Алмамбет Шыкмаматов

Глава фракции «Ата-Мекен» Алмамбет Шыкмаматов потребовал привлечь Сегизбаева к ответственности еще 14 сентября. Политик считает, что бывший глава ГКНБ злоупотребил полномочиями.

Тогда же депутатка Наталья Никитенко  заявила, что у «Белизгейта» был заказчик, которого должны найти правоохранительные органы.

«Все слышали, что Атамбаев говорил о том, что привлечет Сегизбаева, если документы окажутся поддельными. За слова нужно отвечать. Речь идет о чести и достоинстве партии, людях, которые подвергались давлению. Это негативно отражается не только на партиях, но и политической системе», — говорит она.

Фракция «Ата-Мекен» уже подала заявление в Генеральную прокуратуру, чтобы действиям Сегизбаева дали юридическую оценку.

«Речь идет о верховенстве закона. Речь идет о [экс] главах спецслужбы и генеральной прокуратуры (Индиры Джолдубаевой), имея власть в силовых структурах, устраивают провокацию в отношении политических оппонентов. Это недопустимо в демократическом обществе», — объясняет Шыкмаматов.

Исхак Масалиев

С Шыкмаматовым согласен депутат от фракции «Онугуу-Прогресс» Исхак Масалиев.

«Он же водил в заблуждение целый парламент и всю страну. Как я помню, он же официально в Жогорку Кенеше в высшем законодательном органе делал заявление, что “мы получили официальный документ”. Показал это президенту», — говорит парламентарий.

Масалиев считает, что благодаря этому документу Алмазбек Атамбаев на посту президента критиковал своего оппонента — Омурбека Текебаева.

«Общественное мнение было создано вокруг Текебаева, Шыкмаматова и Саляновой, что они нехорошие люди. А сейчас выясняется, что нигде нет этого документа», — отметил Масалиев.

Ирина Карамушкина

Депутатка СДПК Ирина Карамушкина считает, что Сегизбаева не нужно привлекать к ответственности — а вдруг против него идет политический заказ?

«Он сказал, что какие документы у него были. Официально они отправляли запросы в оффшорную зону [Белиз]. Теперь эти запросы исчезли, теперь дело засекретили. Мы видим, что Сегизбаеву просто отрезали пути, чтобы мог доказать», — говорит она.

Карамушкина утверждает. что глава ведомства не настаивал на подлинности документов.

«Я помню, что Абдиль Сегизбаев говорил несколько раз, что “нам надо до конца изучить материалы”. Он показывал какие документы имеются, вся страна это видела, какие-то документы показывают. Но официальные данные он сказал, что будут изучать и отдать в Генеральную прокуратуру», — говорит она.

Дастан Бекешев

Сопартиец Карамушкиной Дастан Бекешев считает, что только суд может решать, кого нужно привлекать к ответственности.

«Нужно рассекретить информацию, чтобы всем было понятно. А то какие-то непонятные игры внутри силовых структур “мы знаем, но не скажем”, “хотим сказать, но не можем”», — говорит депутат.

Бекешев обещает, что будет следить за тем, чтобы генпрокуратура рассекретила дело.

«Борьба нового и старого президента»

Зайнидин Курманов

Завкафедрой международных отношений КРСУ и бывший спикер парламента Зайнидин Курманов считает, что «Белизгейт» — это акция по дискредитации кыргызских политиков и сговор между правоохранительными структурами.

«Я думаю, что они лгут и выгораживают своих друзей, собутыльников, начальство не только в ГКНБ, но в прокуратуре. Они превратились в криминальную, бандитскую корпорацию», — поясняет политолог.

По его мнению, нужно привлекать к ответственности не только Сегизбаева, но и человека, который давал ему задание — силовыми структурами управляет президент.

«Он (Сегизбаев) находился на государственной службе. Его зарплату оплачивал налогоплательщик, а его хозяин — суверен и должен был служить Конституции. […] Пахнет тюрьмой. Потому что он нарушил присягу, законы и занимался преследованием граждан, нарушал чужие права», — говорит Курманов.

Медет Тюлегенов

По мнению завкафедрой Международной и сравнительной политики АУЦА Медета Тюлегенова, «Белизгейт»  выглядит как борьба нового и старого президента.

«Атамбаев уже давно утерял свои основные позиции. Понятно, что он уже не контролирует ГКНБ и генпрокуратуру тоже. Это один из громких скандалов связаных с его личным участием. Потому что когда дело касалось политических разных арестов, то выглядело так, что этим занимается ГКНБ, АКС, генпрокуратура. А с «Белизгейтом» получилось достаточно персонально — Сегизбаев показывал апостили и другие документы», — говорит Тюлегенов.

По его словам, сейчас идет процесс пересмотра того порядка, который был при Атамбаеве.

«Многие резонансные дела, которые были при нем, сейчас разворачивают обратно. Но пока непонятно, насколько далеко это пойдет. «Белизгейт» из той схемы. Это касается одного из крупных политиков — Текебаева. Главный вопрос — какова его дальнейшая судьба. Здесь даже интереснее не «Белизгейт», а дело с Маевским», — сказал политолог.

«Оперативный канал»

Идрис Кадыркулов

Глава Госкомитета нацбезопасности Идрис Кадыркулов говорит, что Сегизбаев написал объяснительную и указал, что документы были получены по оперативным каналам.

«Но нам не удалось установить и доказать официальный источник документов. Мы не смогли установить в рамках закона, откуда они появились. Сегизбаев сам сообщил, что официальных документов не было», — заявил в парламенте Кадыркулов.​

По его словам, в госкомитете провели служебную проверку. Она не подтвердила слова Шыкмаматова о том, что сотрудники спецслужб Мусаханов и Кенжешева были в Белизе и передали документы оттуда в ГКНБ.

Министерство иностранных дел Кыргызстана отправил в Белиз запрос, но ответ из оффшорного государства предназначался для генерального прокурора. А в генпрокуратуре отказываются сообщать детали дела — из-за статуса государственной тайны, который наложил ГКНБ.

Читать еще:

Два года после Белизгейта. Версии ГКНБ и Сегизбаева теперь расходятся