Бывший премьер-министр Сапар Исаков отказался участвовать в судебном процессе по делу о коррупции при реконструкции Исторического музея и не явился на заседание.

Его адвокат Нурбек Токтакунов опубликовал заявление своего подзащитного на Фейбуке.

В нем Исаков называет процесс «фейковым судом» и «подделкой правосудия». О чем еще он рассказал в своем обращении?

Дело о ТЭЦ Бишкека

Слева направо: Темирлан Бримкулов, Жанторо Сатыбалдиев, Сапар Исаков, Айбек Калиев. Фото: 24.kg

«Искренне веря в справедливость и беспристрастность суда, я активно участвовал в судебном разбирательстве по делу о модернизации ТЭЦ, использовал все возможности, предусмотренные Конституцией и Уголовно-процессуальным кодексом, давал показания, отвечал на вопросы, предъявлял доказательства, допрашивал свидетелей, подчинялся суду.

Я требовал от гособвинения предъявления конкретных доказательств, я просил, я умолял судью Гилязетдинову соблюдать беспристрастность, быть справедливой.

Совместно с другими обвиняемыми и их защитниками мы опровергли в суде все обвинения и доказали грубые нарушения Уголовно-процессуального кодекса и даже здравого смысла. И к чему это привело? При отсутствии конкретных доказательств суд вынес абсурдный, ничем не обоснованный приговор. Больше я не собираюсь участвовать в своем собственном судилище».

Контекст: В деле о коррупции при модернизации ТЭЦ Бишкека было восемь обвиняемых, в числе которых два бывших премьера. Всех признали виновными, но четыре человека были освобождены — одни уже отсидели указанный срок в СИЗО, других осудили на штраф. Еще четверо были осуждены на уголовные сроки с конфискацией имущества. Из них наименьший срок получил экс-премьер Жанторо Сатыбалдиев — 7,5 лет. Бывший директор госкомпании «Электрические станции» Салайдин Авазов был осужден на 11 лет, по 15 лет лишения свободы получили бывший премьер Сапар Исаков и бывший глава Нацэнергохолдинга Айбек Калиев. Осужденные не признали себя виновными.

Дело об Историческом Музее

Адвокат Нурбек Токтакунов, бывший премьер Сапар Исаков и бывшая сотрудница аппарата президента Мира Карыбаева. Фото: Акипресс

«Этот суд по делу о реконструкции исторического музея и строительстве ипподрома точно такое же фэйковое правосудие.

По этому делу меня и Миру Карыбаеву также обвиняют в организации коррупции. Миру Карыбаеву приплели к этому делу просто в отместку за то, что она отказалась лжесвидетельствовать против меня.

Также, как и по делу ТЭЦ, гособвинение не предъявляет доказательства существования устойчивой противоправной коррупционной группировки, не доказывает факты передачи взяток, не обнаруживает денег, имущества, добытых коррупционным путем, не выявляет коррупционные схемы. 

Ведь именно так должна доказываться коррупция, именно этого народ ждет от правоохранительных органов.

Пять человек по этому делу пошли на сделку со следствием и согласились лжесвидетельствовать против меня. Я не держу зла на них, так как понимаю, какое давление было на них оказано, они пошли на это из безысходности, чтобы не попасть за решетку. Но они не представили суду, и не могли представить, доказательств коррупционных схем или богатств, добытых преступным путем. Все что они сделали, это дали голословные, ничем не подтвержденные лжесвидетельства.

У меня просто-напросто нет ничего добытого преступным путем, нет банковских счетов, нет недвижимости стоимостью в миллионы долларов в Дубаях или в офшорах, я не организовывал дорогостоящие спортивные турниры, я не вывозил миллионы долларов за границу, я не занимался крупной благотворительностью для подкупа нуждающихся граждан.

Гособвинение вместо того, чтобы доказать коррупцию, собрало 37 томов уголовного дела, содержащие документы, подтверждающие факты официальных мероприятий, официальную переписку, факты, подтверждающие, что все свои силы я направлял на исполнение своих прямых функциональных обязанностей в интересах государства».

Контекст: По данным Генеральной прокуратуры, в результате нарушений при реконструкции Исторического музея бюджету был нанесен ущерб в 101,6 млн сомов. Дело было объединено с делом о коррупционных правонарушениях при строительстве ипподрома в городе Чолпон-Ате. Шести фигурантам были предъявлены обвинения по статье 303 («Коррупция») Уголовного кодекса КР. Среди них оказались бывший глава правительства КР Сапар Исаков, экс-заведующая отделом аппарата президента Мира Карыбаева и другие.

О президенте и Матраимове

Сапар Исаков и Сооронбай Жээнбеков

«Сегодня уже всем понятно, что этот судебный процесс дирижируется Сооронбаем Жээнбековым. Это политическая месть президента за то, что премьер-министр посмел проявить политическую самостоятельность, предписанную ему Конституцией, например, уволил Раима Матраимова и родственников президента из Аппарата Правительства.

Гособвинение и суд по этому делу действует из угоднических соображений перед главой государства, обоснованно опасаясь расправы с его стороны в случае если они будут соблюдать закон».

Контекст: Экс-зампред таможни Раим Матраимов был уволен приказом премьера Исакова в ноябре 2017 года из-за «вовлеченности в серые схемы». Когда Исакова освободили от должности премьера и вслед возбудили на него уголовные дела, бывший президент Алмазбек Атамбаев назвал преследование своего приближенного местью за увольнение Матраимова. Раим Матраимов подал в суд за якобы незаконное увольнение и выиграл в трех инстанциях, хотя и не вернулся в Таможенную службу.

На фоне реабилитации репутации Матраимова через суд журналисты выпустили расследование об имуществе бывшего зампреда таможни — оно было несоразмерно его доходам. С тех пор вышло еще несколько журналистских расследований об имуществе Матраимова, коррупции в таможне и его связи с китайским бизнесменом Хабибулой Абдукадыром, которого информатор журналистов назвал главой масштабной контрабандной сети. От действий контрабандной сети пострадали не только Кыргызстан, но и другие страны ЕАЭС.

Об «угрозах» Генпрокуратуры следователям

«В подтверждение своих слов я сошлюсь на Указание Генеральной прокуратуры в адрес Главного следственного управления ГКНБ. Оно приобщено к делу в томе 30, на листе дела 143-144. Указание содержит недвусмысленные угрозы в адрес следователей ГКНБ в случае неисполнения этих указаний.

В Указании сообщается, что данное дело находится на контроле у руководства республики, хотя никто кроме суда не вправе контролировать ход уголовного дела.

В случае неисполнения указаний, Генеральная прокуратура угрожает представить информацию в Совет безопасности, возглавляемый Президентом Сооронбаем Жээнбековым.

Тем самым, Генеральная прокуратура попрала процессуальную самостоятельность и независимость следователя, гарантированную им пунктом 5 части 1 статьи 34 и часть 4 статьи 35 УПК КР в редакции 1999 года), а также пунктом 10 части 2 статьи 33 и часть 2 статьи 35 УПК КР (в редакции 2019 года. Эти нормы закона предписывают следователям не подчиняться незаконным указаниям прокурора и отстаивать свою позицию по делу.

Если бы гособвинение было уверено в законности и достоверности обвинения, разве оно угрожало бы пожаловаться президенту. А президент разве вправе устрашать следствие и суд через полностью подконтрольную ему прокуратуру.

Это Указание подписал некий Боромбаев Арстан Асанович, начальник отдела Генеральной прокуратуры. Я уверен, что он каким-нибудь образом аффилирован с Президентом, с нынешней преступной правящей группировкой, напрямую связанной с олигархами, нажившими свое состояние на коррупционных схемах и отмывании преступных доходов. Я прошу журналистов, блогеров, гражданских активистов проверить его родственные и деловые связи, я уверен, вы обязательно что-нибудь найдете.

Я не буду принимать участие в своем собственном судилище, но это не значит, что я сдался. Просто я уверен, что правду не скроешь и рано или поздно жизнь вскроет преступные действия и бездействия ГКНБ, прокуратуры, судов и президента Сооронбая Жээнбекова по этому делу.

И я приложу все усилия, чтобы разоблачить эту преступную правящую группировку».

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!