Савия Хасанова, дата-журналистка.

Оригинал текста опубликован в фейсбуке Савии Хасановой.

Если посмотреть на то, на каких позициях женщины представлены в компаниях S&P 500 — это 500 лучших компаний США на фондовой бирже — то мы увидим достаточно депрессивную пирамиду.

Так вот, в этих компаниях 44% работников — это женщины. Что неплохо — почти 50 на 50. Но чем выше мы поднимаемся по этой пирамиде, тем меньше женщины представлены на руководящих позициях. Среди топ-менеджмента только 26% женщин, среди наиболее высокооплачиваемых работников — только 11% и, наконец, всего 5% генеральных директоров — женщины.

И это несмотря на то, что за последние 25 лет 52% выпускников лучших вузов США — женщины. Больше женщин получают высшее образование, но ничтожная доля из них доходят до топовых позиций.


И здесь нужно подумать о том, почему мы становимся теми, кем мы становимся.


Почему кто-то повар, кто-то теннисист, кто-то финансист? Как мы выбираем свой путь?

С точки зрения науки, это объясняется рядом факторов. И первый — наши таланты и способности.

Может быть, женщины менее талантливы, чем мужчины?

Результаты базовых IQ тестов, которые прошло огромное число людей, говорят о том, что в среднем женщины и мужчины талантливы одинаково. Нет никаких статистических расхождений в способностях женщин и мужчин. И это никак не объясняет огромный разрыв в их карьере.

Другой фактор — возможности. Все мы рождаемся в разных семьях: у кого-то есть возможность поступить в лучший вуз, у кого-то — в лучшую школу, а у кого-то есть теннисный корт. И тем не менее, сложно поверить, что мальчики рождаются в семьях с лучшими возможностями. Потому что природа распределяет мальчиков и девочек одинаково.

Еще одна потенциальная причина — дискриминация. Возможно, женщин дискриминируют уже на этапе приема на работу? Проблема дискриминации в том, что ее было очень тяжело доказать. Так было до 2004 года, когда вышла одна из самых успешных экономических статей 21 века — Bertran и Mullainathan (2004). Ученые изобрели метод, как проверить, есть ли дискриминация.

Метод прост: мы берем резюме реального человека, но вместо его имени используем четыре типа имени. Наиболее часто встречающиеся имена белых мужчин и женщин и афроамериканских мужчин и женщин. Разослав 2540 копий, ученые пришли к выводу, что женщин приглашают на собеседование немного чаще, чем мужчин (кстати, с дискриминацией белых и афроамериканцев дела обстоят плохо, но это не тема этой колонки).

Ну что ж, хорошая новость для женщин — по крайней мере, в Америке, их на этом этапе не дискриминируют.

Есть четвертый фактор — это предпочтения. Может быть женщины сами не хотят идти в топ-менеджмент и зарабатывать деньги, а хотят сидеть дома, воспитывать детей? Возможно, где-то это правда, но это абсолютно неправда для тех женщин, которые поступают в компании на лучшие позиции. Они также хотят продвижения, признания и больших денег.

При этом, исследования показывают, что женщины менее рисковые. Мужчины любят риск, а женщины его избегают. Кроме того, женщины менее терпимы к неравенству. Если мы думаем о том, что топ-менеджмент — это жестокий мир, где нужно увольнять, принимать рискованные решения и перераспределять, то, возможно, женщинам просто некомфортно там? Да, отчасти, это так. Но только на 20%. А что с оставшимися 80%?


Есть такой фундаментальный термин — beliefs — или «убеждения».


Самое простое убеждение — это то, что я думаю о себе или уверенность. Кто я? Насколько я хуже или лучше других? Сколько баллов я наберу на тесте? Смогу ли я выиграть соревнование?

В психологии с 60-х годов известно, что мужчины гораздо более уверены в себе, чем женщины. Мужчины, смотрясь в зеркало, видят свои достоинства, женщины — недостатки. Мужчины помнят свои победы, женщины — поражения.

Но как это относится к тому, о чем мы говорим?

Наши убеждения в абстрактном смысле, определяют те «соревнования, в которых мы выбираем участвовать». В какой университет мне поступать? Смогу ли я поступить в Гарвард? На какую позицию я подам резюме? Какую зарплату я запрошу?

Представьте, что вам предлагают пройти тест из 20 вопросов. Первая опция — пройти тест единолично и получить по 5 долларов за каждый правильный ответ. Вторая опция — принять участие в соревновании еще с тремя участниками, из которых только победитель получит за каждый правильный ответ 20 долларов. Что вы выберете?

Так вот, в 2007 году очень знаменитая статья Niederle and Vesterlund, QLE (2007) установила, что женщины выбирают соревнования гораздо реже, чем мужчины: 35% женщин против 73% мужчин. Если посмотреть на женщин, которые лучше всех отвечают на вопросы, то из них только 4 из 10 выберут соревноваться. А мужчины, которые занимают последние места, все равно выбирают состязание.

Эту разницу доказывает множество исследований.

Но что формирует эту разницу? Природа или общество?

Сложно установить причинно-следственную связь между нормами общества и особенностями поведения мужчин и женщин, но понять, природа это или нет, можно, рассмотрев два полярно разных типов общества:

Экстремальный патриархат — племена Масаи в Танзании — где полностью отрицается понятие прав женщин, женщины не участвуют в политических процесса, разрешено многоженство и практикуются ранние браки.

И сравнить его с обществом Хаси в Индии — последний матриархат на земле. Племенное сообщество, где в человеческий капитал женщины инвестируют, они являются получателями наследства, и принимают решения.

Если провести эксперимент по выбору соревнования в этих племенах, то оказывается, что в Хаси женщины выбирают соревнования чаще чем мужчины, а в Масаи наоборот.

Абсолютно достоверных исследований, объясняющих влияние общества, нет, но есть ряд факторов, которые могут помочь пролить на него свет.

Психологи говорят, что разница в уверенности в себе начинает формироваться еще в младенческом возрасте. Когда малыши участвуют в соревнованиях, матери от мальчиков ожидают большего, чем от девочек, хотя, на самом деле, результаты одинаковые.

Кроме того, в мальчиков подсознательно инвестируют больше, чем в девочек. При чем, даже если мы хотим тратить одинаковые суммы на мальчиков и девочек, то наши социальные нормы приводят к тому, что мальчику мы купим лептоп, а девочке — сережки, как это принято в Кыргызстане. А ведь «золотые серьги» не являются инвестицией в человеческий капитал тогда, когда даже самый простой конструктор, который нужно собрать и разобрать — это уже инвестиция в интеллектуальный потенциал ребенка.

А ведь есть исключения. Учеными не обнаружено различий в уверенности в себе мужчин и женщин, которые учатся в китайских университетах — Шанхая, Пекина, Гуанчжоу. Вероятно, это связано с проводимой длительное время политикой одного ребенка. Когда ты понимаешь, что у тебя родилась девочка и мальчик уже не родится, а тебя должен кто-то на пенсии содержать, то ты инвестируешь в девочку также, как в мальчика.

Почему это важно?

Уверенность в себе определяет амбиции.

Если бы женщины объективно себя оценивали, то на руководящих позициях были бы лучшие из лучших. А не те, кто только думают, что они лучшие.

Соревнуйтесь наравне с мужчинами и верьте в себя!

Читать еще:

Вакцина от стереотипов. Что мешает девушкам в Кыргызстане найти свое призвание?

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!