Депутаты предлагают сажать за “призывы к нетрадиционным сексуальным отношениям”

Законопроект об уголовной ответственности за распространение информации о гомосексуальных отношениях был внесен на обсуждение депутатами парламента.

Согласно документу, предлагается запретить распространение информации о “нетрадиционных сексуальных отношениях” в средствах массовой информации и ограничить организацию мирных собраний, посвящённых этой тематике.

Авторы идеи предлагают уголовно преследовать тех, кто этим занимается, вплоть до тюремного заключения.

В законопроекте не даётся точного определения тому, что является “традиционными” и “нетрадиционными” сексуальными отношениями, но в качестве примеров нетрадиционного приводятся “мужеложство” и “лесбиянство”.

Идея принадлежит депутатам Торобаю Зулпукарову из СДПК и Курманбеку Дыйканбаеву из “Республики”.

“Этот законопроект направлен на то, чтобы в Кыргызстане не было пропаганды нетрадиционных отношений, особенно среди детского возраста”, — сказал депутат Дыйканбаев в интервью Kloop.kg.

Полгода лишения свободы

Депутат пообещал, что в жизнь “взрослого населения” законопроект вмешиваться не будет.

“То, что в Кыргызстане среди взрослого населения есть — мы не вмешиваемся, а то, что среди детского возраста — что это хорошо, что этим можно заниматься — на это ставим мы преграду”, — дословно сказал он.

Однако в тексте законопроекта не уточняется, что речь идёт о “пропаганде” только среди детей.

Он похож на российский закон о “Пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних”, но меры наказания, предлагаемые кыргызскими депутатами намного строже.

Согласно российскому закону, который встретил ожесточенную критику правозащитных организаций, максимальное наказание для физических лиц — 200 тысяч рублей (более 307 тысяч сомов).

В кыргызском же законопроекте предлагается уголовная ответственность с максимальным наказанием в виде лишения свободы до одного года.

“Дискриминационное законодательство”

Инициатор Торобай Зулпукаров впервые заявил об идее этого законопроекта ещё 12 марта, после митинга против “гей-пропаганды” у стен парламента, на который собралось около 100 человек.

Зулпукаров тогда объяснил свою идею тем, что гомосексуальность является “чуждым явлением для наших традиций”.

В правозащитной среде этот законопроект называют “дискриминационным”.

Анна Кирей из международной организации «Хьюман Райтс Уотч» призвала депутатов парламента «уделять внимание настоящим проблемам».

«Если парламент действительно хочет защитить детей, то важно уделять внимание настоящим проблемам, а не продвигать заведомо дискриминационное законодательство, которое уже осудили многичисленные международные инстанции», — сказала Кирей 12 марта в интервью Kloop.kg, имея в виду аналогичный российский закон.

Кирей считает, что государство должно, в первую очередь, защищать лесбиянок, геев и трансгендеров (ЛГБТ) от агрессии, в том числе со стороны правоохранительных органов.

«Чему действительно нужно уделять внимание — это насилию над ЛГБТ со стороны правоохранительных органов и призывам к насилию со стороны разных политических групп», — заявила она.

Гомосексуальность не является в Кыргызстане преступлением с конца 1990-х.

Несмотря на периодические проявления гомофобии среди политиков, Кыргызстан известен в центральноазиатском регионе самыми открыто работающими организациями по защите прав геев и лесбиянок.

Интервью корреспондента Kloop.kg Хлои Гейне с инициатором законопроекта депутатом Курманбеком Дыйканбаевым

Послушать аудиоверсию интервью:

Текстовый вариант интервью:

Хлоя Гейне: Сегодня был опубликован текст законопроекта о привлечении к уголовной ответственности за призывы к нетрадиционным сексуальным отношениям. Расскажите о нем подробнее.

Курманбек Дыйканбаев: Этот законопроект подняли несколько депутатов, но голосования пока еще не было. Он направлен на то, чтобы в Кыргызстане не было пропаганды нетрадиционных отношений. Особенно среди детского возраста. И те люди, которые совершили, например, до этого преступление по этим вопросам и еще дальше будут продолжать пропаганду гетеро, лесбиянок, бисексуалов, гомосексуалов среди детского возраста — мы этому ставим запрет.

Чтобы этого не было в средствах массовой информации — ни по телевидению, ни по радио. Я понимаю, что сегодня есть разные, возможно даже в средствах массовой информации, извне, из-за рубежа могут приходить какие-то вещи, которые будут пропагандировать нетрадиционные отношения.

То, что в Кыргызстане среди взрослого населения есть — мы не вмешиваемся, а то, что среди детского возраста — что это хорошо, что этим можно заниматься — на это ставим мы преграду

Х.Г.: Чьей идеей был этот законопроект или это какое-то коллективное решение? Что вас сподвигло на то, чтобы его предложить?

К.Д.: Само слово «гендер» в Европе появилось в 1955 году. Вначале под гендером подразумевали права женщин и права мужчин, а в последнее время активно лоббируют права людей с нетрадиционными сексуальными увлечениями, [требуя] узаконивать их отношения. Уже идет это к тому, что могут привлекать к этому детей.

В западных технологиях под гендерным понятием подразумевается 14 разных теорий. Это права гетеросексуалистов, гомосексуалистов, права лесбиянок, бисексуалов и других.

Мы сейчас не хотим, чтобы это получило дальнейшее развитие. А это может получить дальнейшее развитие, потому что они могут пропагандировать и рекламировать это среди молодежи. Поэтому мы хотим поставить запрет в средствах массовой информации и на телевидении.

Х.Г.: В тексте законопроекта используются такие понятия как «традиционные» и «нетрадиционные сексуальные отношения». Как я понимаю, таких терминов в законодательстве и в юридической практике нет. Каким образом этот вопрос будет решаться?

К.Д.: Мы этот вопрос не будем поднимать, о нетрадиционных сексуальных отношениях. Эти люди, они сами за себя ответственны и у них есть уже как бы ответственность по-взрослому, правильно? Мы не можем ходить за каждым мужчиной или за каждой женщиной и следить, как они общаются. Здесь вопрос стоит о правах детей, чтобы такие отношения [пропаганда] не могли влять на развитие мировозрения ребенка. Нельзя пропагандировать эти отношения.

Х.Г.: Но если в законе будет использоваться термин «нетрадиционные сексуальные отношения», значит ему должно будет быть дано какое-то пояснение? Как вы понимаете, что это такое?

К.Д.: Нет-нет, по закону в такие вещи мы не можем вмешиваться. Традиционные-нетрадиционные… Взрослые люди — как хотят, так и занимаются, понимаете? Взрослые люди — на то они и взрослые люди, они ответственны. Они уже осознанно идут на какие-то шаги. Поэтому мы не можем как-то законодательно это регулировать. А пропаганду мы можем законодательно регулировать.

Х.Г.: Но если в законе устанавливается наказание за «пропаганду нетрадиционных связей», то как вы отличаете традиционные отношения от нетрадиционных? Что вы называете традиционными, а что нетрадиционными?

К.Д.: То, чем мужчина и женщина после бракосочетания занимаются для размножения своего потомства — это традиционно. А то что другие — чтоб мужчина с мужчиной, мальчик с мальчиком, девочка с девочкой занимались любовью — это мы считаем нетрадиционным.

Х.Г.: Всемирная организация здравохранения признает наличие трех сексуальных ориентаций — это гетеросексуалы, гомосексуалы и бисексуалы. Кыргызстан сотрудничает с ВОЗ и все нормы и международные конвенции были им приняты и подписаны. В случае, если закон будет принят, не возникнет ли противоречий между этими соглашениями и местным законодательством?

К.Д.: Наш законопроект не будет противоречить международному праву. Мы не ставим запрет или шлагбаум для всех этих международно признанных форм: гетеро, геи там. Мы просто ставим запрет, чтобы не было пропаганды среди детей. Больше ни во что не лезем. А то, что на самом деле на практике есть, мы в эту нишу не лезем. Это жизнь взрослых людей. Какой они ориентации — их право выбора.

Х.Г.: В случае, если закон будет принят, вы не опасаетесь, что это может стать спусковым крючком в обществе? Настроенные не очень лояльно по отношению к этим группам люди, как допустим, движение «Калыс», которое активно выступает против… Вы не боитесь вспышек насилия?

К.Д.: Нет, нет, нет. Мы это не поддерживаем. У нас нету ними [с движением «Калыс»] связей. Мы не поддерживаем эти вспышки. Мы просто обеспокоены. То же самое, например, в России этот вопрос [о законопроекте] поднимался перед Олимпиадой. Там тоже сказали, что речь не идет о взрослых людях, речь идет о пропаганде в СМИ этих форм ориентации. Тем более среди детского возраста.

Х.Г.: И еще один вопрос, уже лично к вам. На ваш вгляд, если, допустим, где-то что-то показывают или транслируют, это может повлиять на развитие сексуальности [ориентации] ребенка? Принято считать, что сексуальность [ориентация] биологически обусловлена и уже заложена при рождении. Вы считаете, что на это может что-то повлиять?

К.Д.: Я согласен, что она при рождении уже закладывается. Это, возможно, даже может быть трагедия, это болезнь. Но если мы не будем это пропагандировать, показывать, лоббировать и организовывать эти встречи клубы для детей, то естественно это может с возрастом оздоровиться и поможет сделать правильный выбор в сторону традиционного.

Мы против того, чтобы была целенаправленная работа с детьми по этому вопросу. Потому что такая тенденция идет. В регионах говорят, что по телевидению бегущая строка призывает девушек и детей заниматься такими видами секса.

Х.Г.: Согласно ВОЗ такая ориентация не считается болезнью. Вы не думаете, что здесь опять возникают противоречия?

К.Д.: Я считаю, что Кыргызстан — маленькая страна и здесь нужно учитывать не европейский стандарт менталитета, а менталитет населения, которое здесь проживает. Потому что все, что разрешается в Голландии, например, противоречит и христианству, и исламу.

Здесь, в основном, живут христиане и мусульмане. Нужно уважать их права тоже. И русскоязычное население и кыргызоязычное население не поддерживает такие западные стандарты. Поэтому мы всего навсего делаем профилактику, чтобы это не произошло с нашими детьми. А то, чем занимаются взрослые люди, мы в эту сферу не лезем — это их право.