Агентство “Рейтер” утверждает в своём репортаже, что Россия угрожала некоторым странам Африки и бывшего СССР — включая Кыргызстан — перед принятием резолюции генассамблеи ООН по крымскому референдуму.

Информацию об угрозах России дипломаты ООН пока готовы подтвердить только на условиях анонимности – об этом в своём эксклюзивном репортаже от 29 марта написал журналист Луи Шарбонно.

Согласно его материалу, Россия пригрозила ряду стран, что в случае их голосования в пользу резолюции, против них может быть принят ряд мер, включая депортацию трудовых мигрантов, сокращение поставок газа или запрет на импорт товаров в Россию.

В число этих стран могли войти Кыргызстан, Таджикистан, Молдова и ряд стран Африки.

Пресс-секретарь российской миссии в ООН отрицает заявления анонимных дипломатов.

“Мы никогда никому не угрожаем. Мы только объясняем ситуацию”, — цитирует его “Рейтер”.

Российские власти, наоборот, заявили о том, что страны запада занимались перед голосованием “политическим шантажом”.

Резолюция, поддерживающая территориальную целостность Украины и осуждающая референдум в Крыму о присоединении к России, была в итоге принята 27 марта генассамблеей ООН. За её принятие проголосовали 100 стран, против — только 11.

Ещё 58 стран воздержались от принятия конкретного решения на голосовании, а 24 страны и вовсе не зарегистрировали свой голос.

“Нормальное” явление

Большинство миссий тех стран, которые могли подвергаться угрозам, отказались давать комментарии Шарбонно.

Дипломаты из Кыргызстана и Таджикистана не ответили на его письма и лишь посол Молдовы в ООН Владимир Лупан согласился поговорить об этом.

Лупан подтвердил, что перед голосованием власти Молдовы обсудили резолюцию как с российскими властями, так и с “партнёрами из Европейского союза”.

По его словам, обсуждение резолюции между странами перед голосованием является “нормальным” явлением.

На вопрос Луи Шарбонно об угрозах со стороны России, Лупан ответил следующее:

“Я не был на этом конкретном обсуждении, поэтому я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть [факт угроз]”, — сказал он.

Молдова стала в итоге единственной страной из подвергшихся возможным российским угрозам, которая проголосовала за резолюцию.

Кыргызстан и Таджикистан оказались в числе тех, кто не стал голосовать.

«Объективная реальность»

Позиция властей Кыргызстана относительно ситуации в Украине оставалась осторожной на протяжении всего периода кризиса в этой стране.

Кыргызстан стал единственным в Центральной Азии государством, которое заявило о нелегитимности свергнутого в феврале президента Украины Виктора Януковича — в этом позиция официального Бишкека существенно отличалась от позиций России.

Власти страны долго воздерживались от какой-либо позиции по кризису в Крыму, который последовал вскоре за свержением Януковича и в ходе которого полуостров отошёл от Украины к России.

Лишь 20 марта — через четыре дня после референдума в Крыму — МИД Кыргызстана сделал заявление, в котором назвал результаты голосования «объективной реальностью».

«Результаты референдума в Крыму […] представляют собой волеизъявление абсолютного большинства населения Автономной Республики [Крым]. И это тоже объективная реальность, какие бы полярные оценки не давались этому референдуму», — говорилось в том заявлении МИДа.

Голосование при военных

Референдум в Крыму прошел 16 марта — на нём решался вопрос о вхождении полуострова в состав России.

Согласно официальным результатам, 97 процентов крымчан, при явке в 82 процента, пожелали быть в составе Российской Федерации.

Голосование прошло при абсолютной поддержке Кремля и при наличии российских войск на полуострове, которые, впрочем, президент России Владимир Путин назвал «самообороной Крыма».

В то время как референдум не был признан большинством стран запада и новыми властями Украины, Россия заявила, что «уважает волеизъявление жителей Крыма» и начала процесс присоединения полуострова к своей территории.

Крымский референдум прошел менее, чем через месяц после того, как в Украине произошла смена власти — Верховная Рада отстранила от власти 22 февраля про-российского президента Виктора Януковича.

Этому предшествовали три месяца митингов за евроинтеграцию в Киеве, которые порой сопровождались жестокими столкновениями демонстрантов со спецназом, особенно в период с 18 по 20 февраля, когда погибло более 100 человек.