IWPR: Российский фактор меняет динамику кыргызско-узбекских отношений

Растущие связи Кыргызстана с Москвой дают ей дополнительное влияние в регионе, но могут иметь и негативные последствия.

Оригинал опубликован на сайте Института по освещению войны и мира. Автор: выпускник школы Kloop Media Тимур Токтоналиев.

Продолжительный отказ Узбекистана возобновить поставки природного газа в соседний Кыргызстан вызван, по официальной версии, проблемами, связанными с контрактом. Но если принимать во внимание непростые отношения между соседями, то становится понятно, что в этом есть политическая подоплека.

Ташкент уже долгое время выступает против строительства гидроэнергетического каскада «Камбарата» в Кыргызстане из-за беспокойства, что это уменьшит объем воды, поступающей в Узбекистан. Но некоторые аналитики видят в отказе и дополнительную причину – усиление российского влияния в регионе в целом и, особенно, сближение Москвы с Бишкеком, которое, как опасается узбекская сторона, будет действовать против ее интересов.

Богатый газом Узбекистан приостановил поставки на юг Кыргызстана в середине апреля после отказа продлить контракт, который подлежал возобновлению после каждого квартала.

В продолжающихся переговорах с Узбекистаном Кыргызстан представляют представители российского энергетического гиганта «Газпрома», который в прошлом году приобрел национальную компанию «Кыргызгаз».

По словам инсайдеров, представители узбекской стороны вначале говорили, что хотят дождаться завершения процесса передачи «Кыргызгаза», но, позже, начали высказывать другие доводы, что свидетельствует о том, что отказ возобновить газовые поставки связан не с техническими, а с политическими причинами.

«Я не могу вам сказать, когда завершится этот процесс, – сказал пресс-секретарь «Кыргызгаза» Рысбек Арунов в интервью IWPR. – Относительно газа тоже не могу сказать, когда этот вопрос будет решен».

Глава «Кыргызгаза» Тургунбек Кулмурзаев заявил в парламенте в июне, что полномочия на принятие решения зависит не от компании-поставщика «Узгазтранс», а от руководства сверху. По его словам, узбеки связывают проблему поставок с более широкими вопросами, такими как споры о приграничной территории и строительстве «Камбараты», которое они хотят остановить.

Узбекистан долгое время был ярым противником не только «Камбараты», но и аналогичного проекта в Таджикистане, так как боится, что они ограничат поток ирригационной воды для узбекских фермеров.

Сложные отношения между Узбекистаном и Кыргызстаном наблюдаются с момента распада Советского союза в 1991 году и природные ресурсы часто были в центре спорных вопросов. Узбекистан, обладающий большим и богатым запасом ресурсов, часто был хозяином положения. Но усиление российского влияния в Центральной Азии, в частности, в Кыргызстане, начинает менять эту динамику.

Помимо инвестиций «Газпрома», Москва поддерживает строительство «Камбараты». В прошлом году российский президент Владимир Путин подписал ратифицированное соглашение о предоставлении технической и финансовой поддержки строительству гидроэлектростанции. В феврале этого года прошли кыргызско-российские переговоры по созданию уставного капитала для строительства каскада.

В мае Россия сделала шаг по обеспечению вступления Кыргызстана в Таможенный союз.

И российские, и кыргызские чиновники пытались развеять страхи об уровне воды в реке Сырдарья, пригласив государства, находящиеся вниз по течению – Казахстан и Узбекистан – приобрести долю в строительстве «Камбараты». Ташкент отказался и продолжает возражать из соображений экологии и социальных последствий проекта.

По словам аналитиков, успех России расстраивает Узбекистан, который начинает осознавать, что при обсуждении с Кыргызстаном двухсторонних проблем, ему придется считаться и с Москвой.

«Узбекистан хочет сохранить то влияние, которое он имел с помощью газа в регионе, – говорит Айнур Акматалиева, преподаватель политологии в Кыргызско-Российском Славянском университете Бишкека. – А сейчас с приходом российского «Газпрома» в регион Центральной Азии, получается, что многие вопросы внешнеполитической деятельности Ташкент должен будет согласовывать с Москвой, что не устраивает его».

По словам узбекских аналитиков, самое главное, что беспокоит правительство Узбекистана – это проблема совместного использования водных ресурсов со своими соседями.

«Узбекистан просто использует фактор газа как способ давления на руководство Кыргызстана именно по водному вопросу. Скорее всего, именно желание [кыргызского правительства] построить гидроэлектростанцию является истинной причиной отказа Ташкента поставлять газ в Кыргызстан», – говорит местный эксперт, пожелавший остаться неизвестным.

Шухрат Ганиев, руководитель Гуманитарно-правового центра из Бухары, высказал похожее мнение.

«Этот ресурс, точнее борьба за контроль над ним, является определяющим и в отношениях с другой страной «верховья» – Таджикистаном. И на примере сегодняшней стратегии выстраивания отношений путинской России с Таджикистаном и Кыргызстаном явно видно, как Москва довольно умело использует эту борьбу между соседями. Будь это интеграция в систему распределения Газпрома регионов Кыргызстана или кредитная линия и поставки оборудования для Рогунской ГЭС Таджикистана», – сказал Ганиев.

По его словам, Ташкент в традиционной «узбекской форме» указывает на нежелание видеть проявление газовой независимости Кыргызстана или ресурсную независимость стран «верховья».

Ганиев также указал на то, что в настоящее время наблюдается явный раскол среди стран региона по сферам влияния геополитических игроков. И если такие страны как Казахстан и Узбекистан пока еще ведут некую игру в самостоятельных игроков, то Кыргызстан все более определённо входит в «команду Путина», со всеми вытекающими для Бишкека последствиями, включая и негативные.

Указывая на присоединение Крыма к России, Ганиев сказал, что государства Центральной Азии должны привести в порядок свои отношения «без навязчивого посредничества Путина – осознавая насколько опасно Россия в своей непредсказуемой экспансии [за счет] постсоветских стран».

«Сегодня странам Центральной Азии жизненно важно самим определить приоритеты отношений друг с другом», – говорит он добавив, что это еще важнее в Ферганской долине, где сходятся территории Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана.

Обеспокоенность Ганиева разделяют некоторые политологи Кыргызстана, такие как Шаирбек Джураев, который считает политику по газовым переговорам посредством «Газпрома» недальновидной.

«Я не думаю, что Россия сможет сыграть большую роль в решении этого вопроса», – говорит он.

Затянувшиеся газовые переговоры напрямую влияют на юг Кыргызстана, беспокойный регион, который пострадал от этнического конфликта в июне 2010 года.

Отсутствие газа может дорого стоить кыргызскому правительству, снизив его контроль над частью страны, где оно имеет слабое влияние.

Эрнист Нурматов, журналист из южной столицы Ош, говорит, что люди сейчас справляются, но настроение может измениться с наступлением холодного сезона.

Он объяснил, что даже когда газ поставлялся регулярно, население полагалось на электричество для тепла и приготовления пищи. «Если этой зимой все поголовно будет отапливаться светом, я тогда не знаю, что будет в Оше», – добавил он.

По словам Нурматова, недовольство народа из-за отсутствия газа все больше используется противниками правительства.

«Среди 60-70 процентов населения Ошской и Джалал-Абадской областей есть обида, что о них не заботятся и сейчас это чувство только усиливается», – говорит он.