1 min read

Очередная истерия в защиту традиционных ценностей и противоборства западному разврату натолкнула меня на мысль о том, что за этой ширмой борьбы за нравственность стоит на самом деле более фундаментальная борьба двух систем государственного управления.

Эти две идеологии можно условно называть либералами и так называемыми государственниками, как их называет Григорий Чхартишвили.

Сторонники государственности

Так вот, основное различие в том, что государственники считают, что залог успешного развития заключен в сильной государственной машине, в которой интересы государства выше интересов и прав отдельно взятой личности. Где главенствующую роль занимает государство, и люди являются ресурсом, обеспечивающим устойчивость этой государственной машины.

Шамиль Ибрагимов,  специалист по международному развитию
Шамиль Ибрагимов, специалист по международному развитию

Государство регулирует рынок и выступает главным локомотивом экономического развития. В принципе, данная система государства может эффективно работать, и яркий пример тому – Сингапур. Подобная система вполне оправдана в условиях жесточайшего кризиса, когда надо принимать непопулярные решения и выводить страну из экономической и социальной ямы.

Но есть одно большое НО.

Эта система может быть весьма успешной только в краткосрочной перспективе, в долгосрочной перспективе все не так радужно. Основным элементом успешности этой модели является лидер, действующий в интересах своего государства и народа. И в этом как раз таки главный риск этой системы.

К сожалению, история показывает, что люди склонны к крайностям. Крайности эти проявляются в виде ограничения свободы выбора граждан и диктата со стороны государства: что есть хорошо, а что плохо, во что и как верить, что можно, а что нельзя.

В конечном итоге, формируется система, в которой определенный круг людей наделен практически неограниченными полномочиями, и рано или поздно это вводит их в соблазн узурпации этой власти и формирует систему олигархии. Этот риск, кстати, актуален не только для постсоветского пространства, но для всего мира.

Демократы

Демократы или, если угодно, либералы, считают, что государство и, соответственно, государственные служащие — это всего лишь управленцы, которые должны обеспечивать функцию по защите верховенства права, защите от внешних и внутренних угроз.

Согласно их идеологии, государство не имеет права диктовать свою волю большинству, что подобные решения принимаются исходя из интересов всех элементов общества. Его функция в обеспечении условий для развития общества и гражданина, так сказать определении правил игры и контроль за выполнением этих правил.

Свобода личности и права человека ставятся во главу угла, а власть, которую получает государственный управленец, это не бонус в политической борьбе, а инструмент для выполнения своей функции.

Ярким примером эффективности этих двух разных государственных систем является Северная и Южная Кореи.

О «борьбе за нравственные ценности»

И вот здесь, конечно, появляется вопрос, а при чем тут борьба за нравственные традиционные ценности?

Как я писал выше, мы являемся свидетелями и участниками великой битвы этих двух систем государственного управления. В любом споре всегда используются аргументы рациональные и эмоциональные, то есть аргументы, основанные на фактах и умозаключениях, и аргументы, основанные на чисто эмоциональном уровне.

Демократы аргументируют вполне конкретными вещами и практическими примерами эффективности их системы.

Ни для кого не секрет, что наиболее развитые и комфортные для проживания страны — это страны именно с демократической системой госуправления, с соблюдением прав человека и свободы выбора.

Государственникам же в этом споре не хватает практических примеров эффективности их модели. Большинство стран с системой государственников представляют собой страны третьего мира, где власть держится в руках одного лидера десятками лет.

Страны, где есть богатые природные ресурсы, перешли в систему олигархии, где природные богатства страны сосредоточены в руках небольшой группы людей. Но в условиях свободных информационных потоков стало намного сложнее контролировать население этих стран.

Люди задаются вопросом, почему соседняя страна с меньшими природными ресурсами живет богаче и интереснее? Почему моя свобода выбора как гражданина ограничена? Почему государство диктует мне, как жить? Все эти вопросы и яркие примеры альтернативной системы госуправления создают социальную напряженность.

Для сохранения контроля над своим населением государственники запустили риторику, основанную полностью на эмоциях, запугивании населения ужасами потери традиционных ценностей, культуры, христианской или мусульманской морали и демонизации понятий гражданской активности и прав человека.

Культивируется принцип мышления, что в бедах народа виноват кто-то: геи и лесбиянки, НПО, гражданские активисты, правозащитники, американцы, инопланетяне.

Формирование врага вообще становится основной движущей силой национальной идеи. Культивируется идея «сильной руки» и вдалбливается мысль — «если не наш великий лидер, то кто?».

К чему я все это? Очнитесь, уважаемые, это не война за какие-то нравственные ценности. Это война за то, чтобы удержать народ в рабском положении без прав и возможностей, ради кучки людей, узурпировавших власть.