Бои без правил: Как кыргызские мигранты проводят досуг в Москве

Повествование ведется от лица корреспондента Kloop.kg в Москве Айжамал Идирис.

Москва. Станция метро «Электрозаводская». Из небольшого серого здания, на первом этаже которого красуется реклама фастфуда, выходят парни спортивного телосложения. Кыргызы. Глядя на наши ищущие лица, они вопросительно смотрят на нас.

— Бойцовский клуб «Айкөл» здесь находится? — спрашиваю я.
— Да, здесь. Кыргызча түшүнөсүңөрбү? (По-кыргызски понимаете?)
— Ооба, түшүнөбүз, сүйлөйбүз. (Да, понимаем и говорим)
— Ааа, анда туура барасынар, тиги эшикке кирсеңер, табасынар. «Айкөл» 12 этажда. (Идете прямо, заходите в ту дверь и там будет «Айкөл» на 12-м этаже)

img_1595

Парень улыбается и садится в машину.

Мы открываем дверь и попадаем внутрь здания. Широкие бетонированные ступеньки окружают стены непривычного ярко-зеленого цвета. Строение имеет форму прямоугольника с большими лестничными проемами и массивными дверями. Бойцовский клуб мы нашли на шестом этаже.

Первое, что приходит на ум, когда слышишь «бойцовский клуб» — роман Чака Паланика и одноименный фильм, снятый на его основе. Герой, страдающий бессонницей из-за недовольства своей жизнью и неприятия современного общества, попадает в бойцовский клуб, где дерется с другими людьми, и таким образом, борется с недугом.

img_1390

Но если первое правило бойцовского клуба Паланика гласило, что нельзя никому не рассказывать о Бойцовском клубе, а второе — «никогда никому не рассказывать о Бойцовском клубе», то в кыргызском бойцовском клубе таких правил не существует. О нем знают, о нем говорят, туда приглашают.

Кто они — члены бойцовского клуба?

В Москве, по подсчетам соотечественников, существует около 15 бойцовских клубов, где мигранты из Кыргызстана проводят свое свободное время. В их понимании бойцовский клуб — это не совсем то, что описывалось у Паланика. Это не подпольное место для узкого круга лиц, а, скорее, типичный спортивный зал, где готовятся к боям без правил, и проводят их.

Перед входом в клуб на стене красуется логотип — суровый беркут черного цвета под красным түндүком (верхняя центральная часть юрты — прим.ред.). Элементы кыргызской символики здесь можно заметить во многих вещах, в том числе на спортивной одежде и на мобильных телефонах.

Темный коридор перед клубом еще не отремонтирован, поэтому он выглядит как заброшенный строительный объект, в котором можно было бы снимать блокбастеры.

Мы идем к свету и заходим в комнату, где на глаза сразу бросается стойка, за которой стоит тренер — Дастан. Позже мы узнаем, что он чемпион Евразии по тайскому боксу. На самой стойке красуются брендированные спортивные футболки. Через несколько метров справа — оборудованный спортзал со всеми необходимыми атрибутами: зеркало, маты, груши, октагон — восьмиугольный ринг для боев.

img_1408

На часах всего лишь 18:30, и в зале занимаются около десяти человек. Сопровождающая нас соотечественница — сотрудница клуба по имени Асель — говорит, что, как правило, все приходят после работы — после семи и восьми часов вечера.

Средний возраст тех, кто посещает клуб, колеблется от 20 до 23 лет. Но кроме взрослых, здесь занимаются и дети. Асель рассказывает нам, как недавно один из кыргызстанцев привел своего сына-восьмиклассника.

«Он его привел не для того, чтобы тот участвовал в боях, а чтобы мог за себя постоять, если его вдруг будут обижать или называть узкоглазым. Дети мигрантов редко могут найти себе друзей в Москве», — говорит она.

img_1415

В «Айкөл» наведывались бывший и нынешний министры внутренних дел Кыргызстана Мелис Турганбаев и Кашкар Джунушалиев. Периодически его посещает и официальный представитель МВД Кыргызстана в России Аскат Алиев. Как поясняют сотрудники клуба — чтобы провести «разъяснительные работы».

«Бей его, бей!»

Бои назначены на утро завтрашнего дня. Сотрудники клуба говорят, что победители получат возможность участвовать в следующих турнирах.

К тому времени, когда мы пришли, в зале собралось около двухсот человек. Молодые парни, одетые преимущественно в спортивную одежду, выкрикивали:

— Ур, ур! (Бей его, бей!)
— Карма! Жакшылап карма! (Держи! Крепче держи!)
— Э, оң колун менен ур башка! (Бей его правой рукой по голове!)
— Иште, иште! (Давай, давай!)
— Чап, чап! (Бей, бей!)
— Сок! Көтөрүп туруп чап! (Бей его, подними и ударь!)

На ринге сражаются два бойца из разных клубов. Боец в синем ударяет по голове бойца в красном, и, прижав его к сетке октагона, бросает на землю.

img_1432

Среди радостного гула слышится голос судьи: «Удушающим захватом побеждает боец в синей экипировке». Болельщики победителя ликуют, а сам он, потный и уставший, перепрыгивает через сетку и обнимает своих товарищей.

Зрители уже не помнят, сколько с утра было боев, но к шести часам вечера их количество достигло 60. Некоторые спортсмены уже ходят с марлевыми повязками и посиневшими от ударов щеками. На ринге можно заметить следы засохшей крови.

Травмы бывают, говорит президент клуба Кубанычбек Осмонбеков, но не очень серьезные.

Из разных углов комнаты доносятся грубые мужские голоса. В этом сонме можно иногда различить нецензурную брань и выкрики «Давай, бей его» от нескольких девушек.

Одна из них — Нурлана — единственная женщина в бойцовском клубе «Азия», члены которого пришли на сегодняшний поединок. Она родилась в Тамбове и с детства занимается боксом. В Москву она приехала, чтобы стать актрисой, но спорт в ее жизни занимает не самое последнее место.

Нурлана никогда не была в Кыргызстане и до определенного возраста не общалась с кыргызскими мигрантами, но однажды она нашла соотечественников и теперь больше проводит время с ребятами из клуба. Она легко и непринужденно общается с бойцами и воспринимает их как родных братьев. На ринг Нурлана не выходит, потому что пока для нее нет противника женского пола.

Президент «Айкөля» Кубанычбек Осмонбеков говорит, что его клуб — диаспоральный, где можно почувствовать себя как дома, общаться со «своими». Но при этом здесь мигрантам рассказывают, как интегрироваться в московское общество, как вести себя и «создавать позитивный имидж кыргыза».

«В 2000-х годах нас, кыргызов, ценили, к нам в России относились уважительно. Был хороший стереотип, хорошее отношение. С 2007 года по 2014-й, к сожалению, мы этот имидж потеряли, опустили. У русского населения представление о кыргызах, что это каменный, дикий народ, потому что большинство тех, кто приезжает, даже не заканчивает школу. Этот имидж портят также «патриоты», которые бьют девушек.

У нас есть свои правила — если хочешь драться, дерись только на ринге. Мы говорим ребятам, что современный кыргыз, современный спортсмен — это культурный, образованный, вежливый человек. Мы здесь планируем поставить книжную полку, чтобы бойцы читали книги, развивались», — рассказывает Осмонбеков.

img_1447

«Не бить в пах и затылок»

Тем временем бои продолжаются. «Те, что выходят в экипировке — новички, — говорит мне президент клуба, — сейчас выйдут профессионалы. Тогда будет зрелищно».

Удары профессионалов направляются во все части тела: живот, грудь, шею, руки, ноги, лицо.

Несмотря на то, что в простонародье происходящее называют боями без правил, правила в них существуют, и их великое множество, говорит моя проводница Асель. Сами бойцы называют это ММА (Mixed Martial Arts) — смешанные единоборства.

img_1489

Сидящий рядом со мной тренер Дастан поясняет, что в ММА есть два главных правила — нельзя бить противника в пах и затылок. «А в глаз?» — спрашиваю я. «В глаз можно, главное — не выдавливать», — отвечает он.

Пока двое отчаянно бьются за победу, остальные не отводят глаз от ринга, снимая происходящее на камеры мобильных телефонов и периодически сокрушаясь при неправильных ударах.

Рядом со мной сидит девочка в розовом костюме. Я наблюдаю за тем, как она смотрит на дерущихся мужчин.

— А как тебя зовут?
— Диана.
— Очень приятно, а меня Айжамал. Сколько тебе лет?

Диана загибает пальцы и отчетливо произносит:

— Семь.
— Нравится тебе бой?

img_1540

Она задумывается на время и отрицательно мотает головой.

— А почему?
— Немного страшно.
— Когда бьют?
— Да.
— А ты с кем пришла?
— С папой. Он здесь тренируется. Я тоже тренируюсь.
— Ты тоже дерешься?
— Нет, я просто тренируюсь. А вон там тренер стоит.
— А ты здесь всегда жила?
— Нет, я жила в другой столице.
— В другой стране?
— Нет, не в другой стране, здесь же есть другая столица.
— В России только одна столица — Москва. Может быть ты имеешь в виду Бишкек?
— Ну… когда я жила в другом мире, папа уехал сюда на восемь месяцев, потом мама уехала на пять месяцев, хотя я плакала. Но потом они меня забрали. А брат и сестра остались с бабушкой.

img_1503

«Адреналин или мечта»

Таких, как отец Дианы, здесь целый зал.

«Так сложилось, что они приехали в Москву работать. Но многие тренера и те, кто здесь тренируются, занимались спортом с детства. Я думала, что они просто приходят, но, когда увидела их детские фотографии, где они маленькие стоят в боксерских перчатках, я поняла, что это их мечта. Работая и параллельно участвуя в боях, они хотят достичь своей мечты — попасть на UFC (Ultimate Fighting Championship), который проходит в Америке», — рассказывает Асель.

img_1510

О мечте говорит и боец Чынтемир, который однажды приехал на каникулы к родственникам и остался в Москве работать.

«Я с третьего класса занимаюсь греко-римской борьбой, закончил школу олимпийского резерва. Но так сложились обстоятельства, и я работаю здесь в кафе. Здесь, в клубе, я могу продвинуться. Я поставил себе цель — продолжать заниматься спортом и участвовать в боях UFC, потому что это высший уровень в боях — как Олимпийские игры».

Большинство мигрантов, по словам Чынтемира, приходят в клуб, чтобы продолжить занятия спортом, начатые в детстве. Часть — чтобы с пользой провести досуг.

«Здесь все работают. Многие здесь — те, кто приезжает из сёл. Когда только “работа-дом, работа-дом”, жизнь становится неинтересной, наверное», — говорит он.

img_1552

Его коллега Жайдар добавляет, что тоже хочет попасть в США.

«Там больше возможностей. А что здесь? Только работа-дом, работа-дом. В Бишкек? Не знаю, не хочу возвращаться, там только деньги тратишь», — рассуждает он.

img_1568

Боец Мирлан рассказывает мне, что спорт для него — это не просто способ убить время или провести досуг, а источник адреналина, которого «не хватает в повседневной жизни».

«Когда ты в первый раз выходишь на ринг, становится страшно, но потом, в последующие разы, это придает силы. Люди кричат, болеют за тебя. Конечно, иногда это запутывает. Ты слышишь много голосов и не знаешь, что делать. Но в целом это такой адреналин!» — делится он впечатлениями.

img_1679

Его лицо озаряется улыбкой, и он уходит поближе к сетке — чтобы поболеть за бойца из своего клуба…

Источник фото: Aikol FC