Дело Аскарова: Приговор правозащитнику вынесут 17 января

Приговор правозащитнику Азимжану Аскарову перенесли на 17 января. Сегодня суд выслушал реплики сторон защиты и обвинения и последнее слово самого Аскарова.

Макаланы кыргыз тилинде окуңуз.

Первое слово взял адвокат правозащитника Нурбек Токтакунов. В своей речи он обратил внимание на давление, которое оказывалось на него и других защитников Аскарова.

«Меня во время первого посещения Базар-Коргона хотели просто сжечь. При выезде я сообщил прокурорам, что меня хотели сжечь. В таких условиях работы, я многие вещи не мог делать», — сказал Токтакунов.

По его словам, Аскарова неоднократно пытали и избивали не только сокамерники, но и сотрудники правоохранительных органов, выбивая признательные показания.

«Посмотрите на дело Аскарова с точки зрения человека. Мы все можем стать жертвами несправедливого суда», — сказал он.

Токтакунов попытался убедить судей, что оправдание правозащитника может привести к положительным изменениям в судебной системе.

«Если мы оставим приговор в силе, то это послужит сигналом правоохранительной системе [о вседозволенности и пытках]. К сожалению, даже судьи могут стать жертвами этой системы», — сказал он.

В ответ на реплики стороны защиты, прокурор Кумарбек Токтакунов напомнил, что Аскаров сам не предъявлял обвинения и не жаловался на насильственные действия со стороны милиции в 2010 году.

«Почему Аскаров еще тогда не написал, что его одни сутки незаконно держали и пытали? Он же написал, что не имеет жалоб на сотрудников изолятора. Мог бы где-нибудь это написать. Но он этого не сделал. И лишь спустя шесть лет он это вспоминает», — сказал прокурор.

Прокурор в своей реплике также сказал, что милиция не могла необоснованно обвинить правозащитника.

«Обвинения были выдвинуты по показаниям многих свидетелей и документов, подтверждающих причастность Аскарова», — сказал он.

В своем последнем слове правозащитник попросил проверить его на детекторе лжи, чтобы установить его невиновность. По словам правозащитника, если проверка даст положительный результат, то он признает себя виновным и согласится даже на смертную казнь.

Аскаров заранее нарисовал схему расположения объектов и попытался показать, где он находился, согласно показаниям свидетелей, и объяснил, где было найдено тело убитого милиционера Мыктыбека Сулайманова.

«Я не был на месте, где было совершено преступление, я не брал в заложники акима Базар-Коргонского района. Обвинения против меня — клевета. Я клянусь Аллахом, если я был на месте инцидента, пусть меня проклянет Аллах, мою семью, моих детей», — сказал Аскаров.

Правозащитник считает, что его посадили за то, что он узбек. Он считает, что власти страны притесняют этнические меньшинства. По его словам, он намерен обратиться в Совет безопасности ООН и попросить, чтобы была вынесена резолюция по Кыргызстана для создания специального органа по расследованию преступлений на этнической почве.

«Я намерен попросить самые жесткие санкции в отношении правительства Кыргызстана», — заявил он.

Затем судья объявил перерыв и сказал, что приговор будет вынесен 17 января.

Предыдущие заседания

Суд уже провел девять заседаний по пересмотру дела Азимжана Аскарова.

На первом заседании суд заслушал показания жены убитого милиционера Мыктыбека Сулайманова и свидетелей-милиционеров. Трое из шести свидетелей сказали, что не помнят, был ли Аскаров на мосту, когда погиб Сулайманов.

Остальные три милиционера сказали, что видели Аскарова среди протестующих, но не смогли описать, как он выглядел и что делал в тот день. Они сказали, что он призывал «убивать кыргызов», но точно не смогли рассказать, как это происходило, потому что находились на расстоянии — от 30 до 150 метров.

Аскаров заявил, что показания милиционеров являются ложью. По его словам, во время своей правозащитной деятельности он расследовал их нарушения и против одного из свидетелей-милиционеров было возбуждено дело.

На втором заседании суд заслушал показания шестерых свидетелей — акима Базар-Коргона, прокурора Базар-Коргона, начальника и двух сотрудников районного отдела Службы национальной безопасности (ныне ГКНБ).

Показания также дал сокамерник, сидевший с Аскаровым в ИВС после задержания правозащитника.

Прокурор сказал, что не был на мосту, поэтому не видел Аскарова. Он в своих показаниях опроверг применение пыток в отношении правозащитника.

Аким и представители СНБ сказали, что видели Аскарова на мосту, но не смогли детально рассказать, что он конкретно там делал. Сокамерник Аскарова сказал суду, что он избил в камере правозащитника.
Аскаров сказал, что показания о том, что он был на мосту — ложь.

На третьем заседании суд заслушал показания двух свидетелей со стороны обвинения — Джамили Туражановой, которая занимала пост заместителя прокурора Базар-Коргонского района в 2010 году, и Орозбека Бердибаева, занимавшего должность заместителя прокурора Джалал-Абадской области.

Туражанова рассказала, как было обнаружено тело Сулайманова, и как проходило задержание и допрос Аскарова.

Сторона защиты пыталась установить, когда именно был взят под стражу Аскаров, чтобы доказать, что были нарушены его права — ему вовремя не предоставили адвоката.

Аскаров также указывал на то, что его пытали, но свидетели со стороны защиты опровергли его слова.

На четвертом заседании были допрошены осужденные вместе с Аскаровым заключенные, которые заявили суду, что «боятся давать показания» из-за угрозы их жизни. Они также пожаловались на пытки со стороны правоохранительных органов.

Все свидетели сказали, что не были в день беспорядков на мосту, где происходили беспорядки, и не видели там Аскарова.

На пятом заседании все свидетели со стороны защиты — соседи и родственница Аскарова — говорили, что «видели его возле дома» во время столкновения жителей на мосту и убийства милиционера. Они не хотели давать показания в 2010 году, потому что на них «оказывали давление».

На шестом заседании суд опросил двух представителей правоохранительных органов и правозащитницу Азизу Абдирасулову. Руководитель следственной группы по делу Аскарова сказал, что пытки не применялись, и «все было по закону», правозащитница настаивала на том, что Аскарова пытали.

На седьмом заседании показания давал сам правозащитник. Аскаров рассказал, что предупреждал власти о возможном конфликте, но никаких мер предпринято не было. Он отрицал свою вину в убийстве милиционера и сообщил, что его пытали во время следствия для того, чтобы выбить признательные показания.

На восьмом и девятом заседаниях суд изучил материалы всех девяти томов дела правозащитника — судья зачитывал показания свидетелей обвинения и защиты. Суд также зачитал решение Комитета ООН по правам человека в отношении правозащитника, где говорится, что Аскарова «незаконно задержали», и он подвергся пыткам. Комитет ООН рекомендовал властям Кыргызстана освободить правозащитника.

Десятое заседание было посвящено судебным прениям сторон. Сторона защиты попросила освободить правозащитника, потому что показания свидетелей стороны обвинения во многом расходятся, и поэтому недостаточно доказательств для того, чтобы судить Аскарова. Гособвинение, напротив, утверждало, что вина Аскарова полностью доказана и попросило оставить в силе пожизненное заключение с конфискацией имущества.

Кто такой Аскаров?

Азимжан Аскаров — этнический узбек, правозащитник, проживающий на юге Кыргызстана. Он стал известен благодаря своим публикациям, посвященным пыткам со стороны милиции. На протяжении 15 лет он возглавлял правозащитную организацию «Воздух».

Аскарова задержали 15 июня 2010 года во время межэтнического конфликта на юге Кыргызстана. Правоохранительные органы заявили, что он был одним из организаторов перекрытия дороги Бишкек-Ош, во время которого были избиты милиционеры, а один из сотрудников был сожжен.

Базар-Коргонский суд обвинил Аскарова в «организации массовых беспорядков», «разжигании межнациональной розни» и «соучастии в убийстве». Суд приговорил его в конце 2010 года к пожизненному заключению, но сам Аскаров не признал своей вины. Вместе с ним были осуждены еще восемь человек.

Защита Аскарова неоднократно заявляла, что обвинения в адрес правозащитника «необоснованные». Свидетели утверждали, что Аскаров не присутствовал на месте событий.

После решения суда адвокат правозащитника Валерьян Вахитов заявил, что расследование по делу велось с грубыми нарушениями процессуальных норм. По его словам, обыск дома правозащитника осуществлялся без присутствия хозяев, а доказательства к делу были «неубедительными».

Независимые эксперты заявили, что правозащитник подвергался пыткам, и обвинили власти Кыргызстана в том, что они не реагировали на его жалобы. Они также установили, что во время следствия были нарушены процессуальные нормы, которые не дали возможность Аскарову обеспечить свою защиту.

Соавтор: Сезим Каныбекова