1 min read

С трагического дня, когда «Боинг-747» упал на поселок Дачи-СУ и унес жизни 39 людей, прошло уже два месяца. Люди в Кыргызстане и за его пределами собрали для пострадавших более 96 миллионов сомов, но власти до сих пор их не распределили между родственниками погибших и семьями, лишившимися крова. Как сегодня живут люди в полуразрушенном селе и почему хотят поскорее оттуда уехать?

Исак Анарбаев с дочерью.

Исаку Анарбаеву 58 лет. Он живет со своей семьей уже около шести лет в поселке Дачи-СУ, в 3 километрах от посадочной полосы бишкекского аэропорта «Манас». Анарбаев — отец 11 детей, но сейчас с ним живут только две дочери и жена.

До катастрофы, чтобы прокормить семью, он пек тандырный хлеб у себя дома, а затем продавал его местным жителям. Как говорит сам Исак, вся улица покупала у него лепешки.

Семья Исака еще не закончила строительство дома: верхних этажей пока нет, поэтому семья жила и до сих пор живет в подвале. Скорее всего, это и спасло их во время катастрофы.

В день трагедии он и его семья даже не подозревали, что на их поселок упал самолет. Когда глава семейства вышел на улицу из-за сильного взрыва, он не ожидал увидеть возле своего дома умирающего турецкого пилота.

«Когда я вышел, то увидел, что огонь пылает почти до неба. Я побежал в дом соседа и увидел человека в сиденье. Он кричал. Умирал. Я понял, что это летчик, и начал оттаскивать его в сторону дома, чтобы спасти», — вспоминает он тот день.

Однако спасти пилота ему не удалось, как впрочем и соседей, на помощь которым он отправился после того, как вынес документы из собственного дома.

«Внуки мне сказали, чтобы мы пошли спасать соседей. Смотрю, сосед Санжар лежит мертвый. Рядом с ним его дочь и жена. Их тела сильно обгорели», — рассказывает он.

Соседи Исака Анарбаева не выжили. Только их кошка.

Утром, выходя из дома на улицу, Исак видит руины вместо домов, где раньше жили его соседи. А ночью, когда над домом пролетают самолеты, он часто просыпается от страха.

Он жалуется, что государство со дня трагедии пока не оказало его семье никакой поддержки. Их семья получила только гуманитарную помощь от волонтеров.

Дом Исака Анарбаева.

Печь хлеб он теперь тоже больше не может — упавший самолет снес его тандыр. Другие обломки самолета также разлетелись по участку и снесли деревья, курятник и часть пристройки к дому.

Но сам Исак уже не надеется на помощь от властей. Чтобы восстановить печь, он собирается попросить деньги у родственников или брать кредит в банке. Но ни он, ни его семья уже не хотят оставаться в этом доме надолго.

«Вот надеемся, что переедем в безопасное место. Это единственная наша надежда, ничего другого нам не надо», — говорят родные Исака.

У его дочерей, школьниц Мадины и Айсулуу, после катастрофы начались проблемы со здоровьем. Из-за запаха керосина у них часто болит голова и начинается рвота. И кроме физических последствий, девочки также испытывают психологические трудности.

Его дочь Мадина до сих пор не может забыть день трагедии. Она сочиняет стихи про своих погибших соседей. Каждого из своих друзей она описывает по-особенному — Мадина верит, что однажды сможет увидеться с ними в раю.

«Переселить не можем»

Люди боятся жить в поселке.

Сегодня в поселке Дачи-СУ живет 861 человек. Каждая семья хочет покинуть место, которое всегда будет ассоциироваться у них с трагедией.

Однако губернатор Чуйской области Бактыбек Кудайбергенов признается, что сегодня у властей нет возможности найти новые дома для жителей поселка.

В области есть земли, которые можно было бы раздать пострадавшим. Однако сейчас они предназначены для аграрных целей — на них нельзя строить жилье. Вопрос её трансформации, то есть перевода из сельскохозяйственной категории в жилую, должен решаться Жогорку Кенешем.

Кроме того власти отмечают, что даже если трансформация будет возможна, государству потребуется время, чтобы переселить людей и обеспечить вокруг их домов инфраструктуру.

По словам Кудайбергенова, государство ведет переговоры с турецкой стороной, чтобы поскорее получить компенсацию для жителей. О результатах переговоров пока ничего не говорят.

Кроме этого, 96 миллионов сомов, которые собрали неравнодушные люди и компании для пострадавших, всё так же лежат на счету Министерства чрезвычайных ситуаций. Деньги не спешат распределять.

«Средства лежат на счете МЧС. Ни одного сома, собранных населением, не израсходовано», — заявил губернатор.

Как говорят местные власти, распределением денег занимается комиссия из жителей, близкие которых погибли в день падения самолета.

Глава сельской управы Ново-Павловки (куда территориально относится поселок Дачи-СУ) Улан Сатиев заявил, что до 24 марта комиссия должна определить, какую материальную помощь получат пострадавшие.

Однако власти уже не раз отодвигали сроки. До этого аким Сокулукского района (сюда входит Ново-Павловская управа) Болот Саткеев в интервью Kloop.kg говорил, что вопрос распределения средств решится к 13 марта.

Пока комиссия планирует, как именно распределить деньги, пользователи интернет-форума «Дизель», которые активно собирали средства для пострадавших, уже раздали собранный миллион сомов.

Большую часть они в первую очередь отдали родным погибших, а в дальнейшем собранные средства передали пострадавшим в катастрофе.

«Здесь нет будущего»

Жители больше не видят своего будущего в Дачи-СУ.

Житель села Мирлан Токоев жалуется, что уже никто из поселка не сможет продать свои дома, потому что жить близ аэропорта стало страшно.

«Эти дома мы покупали. А сейчас мы уже не можем их продать. Все теперь знают, что здесь может упасть самолет», — говорит он.

Мирлан рассказывает, что его дети до сих пор приходят в себя после катастрофы. Они часто вспоминают умерших друзей, с которыми играли на улице, а по ночам просыпаются и «провожают» каждый самолет, пока его не станет слышно.

«От государства никакой помощи не было. Люди привезли шифер, но я его не взял. Здесь я жить больше не планирую. Здесь стало страшно жить. Здесь нет будущего», — считает он.

Гульбарчын Момукеева — одна из тех, чья семья ждет переселения. Во время катастрофы её дом полностью снесло, и власти предоставили её семье жилье в квартиру в центре Бишкека. Однако это лишь временная мера — квартира съемная, и Гульбарчын надеется, что им выделят деньги на покупку собственного дома.

Рухнувший самолет полностью снес дом их семьи, в котором жили Гульбарчын со своим мужем, матерью и тремя детьми. Начиная рассказ о том дне, она вспоминает своих соседей. Ей сложно сдерживать слезы.

«Все наши соседи, с которыми мы смеялись каждый день, общались — все они погибли. Ко мне соседка приходит во сне», — говорит Гульбарчын.

Гульбарчын с мужем в день трагедии — собирают пожитки на развалинах собственного дома.

Женщина пережила большой шок. Утром 16 января она вела в школу двух детей — своего сына и соседского мальчика Султана. Но не успели они свернуть на главную дорогу, как поселок погрузился в темноту. Дальше — грохот. Всё начало пылать в огне. Женщина не сразу поняла, что произошло, но тут же побежала обратно в сторону дома.

«Я там же бросила свою сумку и побежала домой, потому что там были мои дети и муж. Сначала бежала молча, а потом начала кричать имя мужа. Он отдал мне на руки моего самого младшего сына, которого вытащил из-под завалов. Дочка же спала на печке, муж ее тоже вытащил, потянув за төшөк (одеяло)», — вспоминает Гульбарчын.

После спасения своей семьи, её муж Талант начал вытаскивать своих детей из-под завалов. Параллельно семья пыталась вытащить самое нужное из разрушенного дома, от которого остались только обломки стен.

«Здесь была комната, где в тот день спала дочка», «здесь у нас была баня», — указывает Гульбарчын на кучу мусора и обломков, а порой ― на пустоту.

«Мы только закончили ремонт. Думали, осенью справим новоселье, устроим той в честь сына. Такие планы строили. Теперь уже не знаю», — говорит она.

Пока ни Гульбарчын, ни Талант не чувствуют, что уже морально справились с пережитым. Они ждут, когда наконец смогут построить новый дом и вернуться к прежней жизни. Семья говорит, что больше не хочет жить в поселке Дачи-СУ.

«До этого у нас было много планов. Теперь уже боюсь строить планы на завтра, живем сегодняшним днем. Оказывается, все в руках бога. — думает она. ― […] Теперь мы надеемся, что государство о нас позаботится. Верим в это. Квартиру дали на три месяца. […] Спасибо всем, что помогли нам. Все давали помощь — и пенсионеры, и совсем молодые. Надеемся, что на деньги, которые даст МЧС, сможем купить новый дом. Надо дать образование детям», — говорит Гульбарчын.

По теме: