Исхак Масалиев. Фото: «Супер-Инфо»

Кыргызский парламентарий Исхак Масалиев считает, что можно целовать и обнимать женщин, если на них «вызывающая желание» одежда. Феминистки Аида Бектурова и Жанна Араева объясняют, почему поцелуй и объятия против воли — тоже домогательство, и в чем еще не прав Масалиев.

«Для чего одевают платья (юбки, джинсы и прочее), вызывающие вполне естественные желания у мужчин? Но когда тот или иной жигит не выдерживает и пытается поцеловать или обнять (конечно, насилие не входит в эти действия) даму, так сразу крики о домогательствах! Тогда ЗАЧЕМ вы это делаете? Природа же», — написал дословно депутат Исхак Масалиев на своей странице в фейсбуке 30 июня.

Спустя два дня Масалиев сказал журналисту «Клоопа», что его пост «не носил сексистский или упрекательский характер».

«Скорее, в форме иронии я хотел показать, что существует определенная проблема между полами», — сказал он в телефонном разговоре с журналистом, после чего пересказал свой фейсбук-пост (поэтому мы не будем это цитировать).

«К сожалению, это вызвало обратную реакцию. Возникло много-много девочек и мальчиков — в основном девочек — и меня удивила жесткая реакция отдельных моих друзей по фейсбуку. Удивило, не скажу, что огорчило, потому что я обнаружил целый пласт проблем, наверное, в воспитании молодежи. Мы что-то упустили», — сказал он о критиках своего поста.

Журналисты «Клоопа» поговорили с кыргызскими феминистками Аидой Бектуровой и Жанной Араевой, которые объяснили, в чем политик не прав.

Масалиев не понимает, что такое насилие и домогательства

В своей нашумевшей записи в фейсбуке депутат не причисляет поцелуи и объятия к домогательствам и насилию.

Масалиев не прав. Если поцелуи и объятия происходят по взаимному согласию, то всё окей. Но любое вторжение в личное пространство человека без согласия — насилие.

По мнению Аиды Бектуровой, пост Масалиева доказывает, что даже образованные люди не имеют точного представления о том, что является насилием.

«Думаю, если бы Масалиева лобызали и обнимали незнакомые мужчины и женщины, он бы понял, что это очень неприятно и является насилием, если быть облапанным чужим человеком не входит в твои жизненные планы», — говорит она.

Масалиев перекладывает ответственность на жертв насилия

Его заявление — это так называемый виктим-блэйминг, или обвинение жертвы. Он возлагает вину за насилие на женщину, не порицая мужчин за домогательства. (Хотя сам Масалиев так не считает.)

«А вообще для чего женщины красятся, стригутся? Для того чтобы нравиться мужчинам. А потом начинают выпендриваться. Когда мужчина видит фигуристую женщину, он может подумать, что ему могут что-то позволить», — говорил Масалиев в конце марта.

Аида Бектурова называет его позицию «давно избитой риторикой» обвинения жертв.

«Жертвами домогательств и насилия становятся [не только] женщины и девочки, [но и] мужчины и мальчики — и не важно, во что они были одеты и где находились», — говорит она.

Обвиняя пострадавшую в том, что она не так одета, или была не в том месте, человек лишь поощряет насильника и агрессора.

Жанна Араева считает, что пост политика — это призыв к насилию.

«Когда взрослый и, вероятно, в некоторых кругах даже уважаемый человек открыто говорит о том, что это “нормально” — сексуально домогаться к женщинам, — и что женщины сами этого хотят, стоит в очередной раз задуматься, в чьи руки мы отдаем рычаги управления нашей страной», — говорит она.

Масалиев считает, что насилие — «в природе» мужчин

Депутат утверждает, что, видя красивую женщину, «жигит не выдерживает и пытается поцеловать или обнять» ее против воли.

«Если ты молодой человек, и молодая девушка идет, и если ты каким-то образом не проявишь свое любопытство, то ты просто не мужчина, в конце концов. Что здесь такого-то?» — сказал он в интервью «Клоопу».

По мнению Аиды Бектуровой, заявление депутата должно было оскорбить мужчин.

«Думаю, мужчины должны быть оскорблены тем, что их представляют как животных, которые не умеют контролировать свои желания, и каждую накрашенную женщину видят как сексуальный объект», — считает она.

У Масалиева плохое чувство юмора

Увидев негативную реакцию на свой фейсбук-пост, политик поспешил сказать, что «шутил и иронизировал». При этом он не поменял своей точки зрения — в комментариях и в интервью «Клоопу» он еще несколько раз повторил, что всего лишь шутил.

По мнению Аиды Бектуровой, подобные шутки неуместны на фоне повседневных сексуальных домогательств и преступлений в Кыргызстане.

«На фоне постоянной бомбардировки информацией о сексуальном насилии, которое происходит в нашей стране каждый день по отношению к девочкам и мальчикам, взрослым и пожилым женщинам, не стоит раскидываться подобными “шутками”, а [нужно] проявить чувствительность и что-то предпринять для улучшения ситуации. Особенно, если этот человек является нардепом», — говорит она.

Масалиев не хочет извиняться

В переписке со своими читателями в фейсбуке Масалиев заявил, что у него «нет оснований извиняться», а затем усугубил положение, сказав, что «обозленная женщина становится менее привлекательной».

По мнению Жанны Араевой, после подобного заявления Масалиев должен сдать мандат:

«Таким людям не место в нашем парламенте. […] На фоне ужасающего горя, произошедшего с Бурулай, происходящего повсеместно и постоянно во всех регионах страны, этому гражданину должно быть безмерно стыдно, что он ратует не за справедливость, не за улучшение жизни людей, а за свое право быть развратным, мерзким и невоспитанным».

Над темой работали: Бектур Искендер, Дмитрий Мотинов, Рустам Халимов, Айсымбат Токоева, Рада Галкина, Эльвира Акимова, Айдай Иргебаева.

Читать еще: