Признался только в похищении. Как прошел первый суд над предполагаемым убийцей Бурулай

1 min read
Подсудимые. Слева — Марсбек Бодошев, которого подозревают в похищении и убийстве Бурулай. Фото: Бекжан Асылбеков / Kloop.kg

В Свердловском районном суде Бишкека 9 октября прошло первое заседание суда над Марсбеком Бодошевым и его другом Акматом Сеитовым. Бодошева обвиняют в похищении и убийстве Бурулай Турдалы кызы, а Сеитова — в соучастии в похищении. Журналистка «Клоопа» Айсымбат Токоева рассказывает, как шло заседание.

До начала суда к 14 часам в зале не осталось мест — на заседание пришли родственники убитой и подсудимых, а также журналисты нескольких бишкекских изданий. Все ждут начала суда.

Через 20 минут конвой из восьми человек заводит Марсбека Бодошева и Акмата Сеитова. В этот момент мать Бурулай Гульсара Кожоналиева начинает плакать, а рядом сидящие родственники — успокаивать ее.

Последним в зал заходит судья Санжар Чотонов.

Суд начинается с ходатайства семьи Бурулай — адвокаты Назира Абдумуминова и Эсения Рамазанова просят прикрепить к делу материалы о моральном и материальном ущербе.

«Во время следствия мы подавали иск о возмещении морального ущерба в миллион сомов и материального ущерба в миллион сомов солидарно. Сейчас в суде мы просим к делу добавить доказывающее материалы о материальном ущербе», — говорит Рамазанова.

В этих материалах указаны все расходы семьи Бурулай на ее похороны и многочисленные поминки.

Прокуроры и адвокаты подсудимых не против — судья решает прикрепить материалы, но размеры ущерба определить потом.

«Вину признаю частично»

После зачитывания обвинений подсудимым судья Чотонов должен спросить у них, признают ли они вину.

— Вам предъявили обвинение в двух похищениях и обвинение по статье “Убийство”. Что скажете по этому поводу? Признаете [вину] или не признаете? Скажите свое мнение, — обращается судья к Марсбеку Бодошеву.

— Признаю частично, — отвечает тот.

— По какой статье признаете, а по какой — нет?

— Признаю вину в похищении. В первый раз это было по ее согласию.

— А по остальным не признаете? — уточняет судья.

— Да.

Акмат Сеитов вообще не признает свою вину в соучастии в похищении девушки.

Отец Бурулай Турдалы Кожоналиев. Фото: Бекжан Асылбеков / Kloop.kg

«Лучше бы я сел, но моя дочка была бы жива»

Далее суд приступает к опросу свидетелей. Первым показания дает отец Бурулай Турдалы Кожоналиев. Он рассказывает детали первого похищения его дочери. Бодошев сидит, опустив глаза.

Кожоналиев рассказывает, что, вернувшись домой после первого похищения, его дочь сказала, что не хочет выходить замуж за Бодошева. После этого Марсбек пришел к ним домой вместе со своими родителями.

«[Получив отказ], он сказал: “Если Бурулай не выйдет за меня, я ее все равно убью”. Надо было его тогда сильно ударить. Лучше я бы сел, но моя дочка была бы жива», —  эмоционально рассуждает Кожоналиев — и только в этот момент Бодошев поднимает на него глаза.

Отец Бурулай продолжает свой рассказ, обращаясь то к судье, то к подсудимому. Он рассказывает о втором похищении — как он отправил дочь в магазин за кефиром, и как ее похитил Бодошев с другом.

Когда рассказ заканчивается, наступает время уточняющих вопросов. Прежде чем начать, адвокат подсудимых Жуматай Абдрахманов извиняется перед Кожоналиевым: «Вы поймите нас правильно. Это наша работа. Если наши вопросы заденут вас, заранее прошу прощения».

Он спрашивает, кто вернул Бурулай домой после первого похищения. Сам Бодошев — по просьбе своей матери, отвечает отец девушки.

«После инцидента и похорон Бурулай до этого момента родители и родственники Марса приходили к вам и просили прощения, не предлагали оплатить расходы?» — спрашивает адвокат.

Нет, никто из родственников Бодошева не предлагал оплатить расходы, говорит Кожоналиев и добавляет: «В день похорон, оказывается, они приходили. Но мои родственники прогнали их. Потом еще пару раз приходили, но я их не принял. Но о деньгах не было и речи».

У адвокатов семьи Бурулай тоже возникают вопросы.

— Раз здесь упомянули о первом похищении, Турдалы-байке, скажите, вы разговаривали с Бурулай после ее возвращения? Что она сказала? Она вышла бы замуж за Бодошева, если бы вы тогда не отказали? — спрашивает Назира Абдумуминова.

— Я у нее спросил тогда и сказал, что могу ее отдать по-хорошему, как ее старших сестер (без ала-качуу). Но она сказала: “Нет, папа. Я не выйду [за Бодошева], у меня уже есть парень”.

«Что подумает твой парень, увидев эту фотографию?»

Далее показания дает старшая сестра Бурулай — Миргуль Турдалы кызы. Она рассказывает, как вернули Бурулай после первого похищения. По ее словам, Бодошев угрожал ее сестре убийством еще в доме:

«Бурулай при нас сказала, что не выйдет за него. [Бодошев] предложил отдельно поговорить, мы их оставили одних в комнате. Прошло немного времени. Чтобы проверить, что там происходит, я открыла дверь, а там он загнал ее в угол и угрожал. […] Мы с тетей попытались его выгнать из дома, но у нас не хватило сил. В коридоре он сказал: “Я тебя возьму. Если нет, то убью. Если сгнию, то сгнию в тюрьме”».

Когда речь заходит о втором похищении, Миргуль еле сдерживает слезы и говорит дрожащим голосом:

«Папа привез ее утром. И мы собирались обмыть ее тело, а там у нее на теле надпись “Н+”. […] Каким-то тупым предметом написал “Н” на левой стороне горла, а на сосках, сильно надавив, написал “+”».

Она добавляет, что семья сфотографировала это, а медэкспертиза утверждает, что никакой надписи не было.

Миргуль начали задавать уточняющие вопросы. Адвокат подсудимых Абдрахманов спрашивает о совместной фотографии Бурулай с Бодошевым, где они стоят на фоне гор, обнявшись.

«На квитанции об уплате кредита отца Марсбека — Усона Бодошева — указано, что оплатила Бурулай Турдалы кызы. Если они не встречались, и она не собиралась выходить замуж за него, то почему они сфотографировались, и она оплатила кредит?»

Миргуль Турдалы кызы дает показания. Фото: Бекжан Асылбеков / Kloop.kg

Миргуль говорит, что фотография была сделана во время первого похищения. Бурулай тогда похитили несколько парней, утверждает она, и по дороге заставили ее сфотографироваться с Бодошевым.

«Мол, что подумает твой парень, увидев эту фотографию? [Бурулай] рассказала мне об этом, рыдая…. Испугалась изнасилования и сфотографировалась», — поясняет сестра убитой.

По ее словам, Бурулай действительно оплатила кредит Бодошева, потому что она знала его и «относилась как к старшему брату».

— Вы говорите, что он угрожал. Тогда почему вы не написали заявление в милицию? — продолжает задавать вопросы Абдрахманов.

— Я предложила написать заявление. И на следующий день собиралась написать, но его брат очень сильно просил прощения у нашего отца. Он дал слово, что ее во второй раз не украдут и больше такого не повторится.

«Если не верите, посмотрите на это!»

Адвокат меняет тему — он сомневается в показаниях Миргуль о надписи на теле ее убитой сестры:

«Судя по материалам дела, убийство вашей сестры заняло немного времени. С момента начала убийства и до того, как милиционеры, взломав дверь, вошли, прошло, возможно, две-три минуты — точно никто не может сказать. Как вы думаете, успели бы написать это на груди за такое короткое время?»

Начинается перепалка: семья Бурулай возмущается этим вопросом, а ее адвокаты просят суд его снять.

«Байке, если не верите, посмотрите на это!» — отец убитой не выдерживает и протягивает Абдрахманову фото надписи на груди Бурулай.

После этого адвокат Бодошева продолжает задавать Миргуль вопросы, ответы на которые она не может знать:

«Вы говорите, что Бурулай в первый раз украли три-четыре парня. Тогда почему во второй раз он взял с собой только одного друга, а не трех или четырех?»

В зале опять возникает возмущение — адвокаты потерпевшей стороны просят снять и этот вопрос. Кто-то советует задать его самому Бодошеву. Участники спорят.

«Вы не обязаны высказывать свое мнение, вы говорите только о том, что видели», — вмешивается судья, обращаясь к Миргуль.

Споры умолкают, и второй адвокат подсудимых задает другой вопрос. По его словам, в показаниях Миргуль и ее отца не были упомянуты слова Бодошева о том, что он «все равно убьет» Бурулай.

— Почему вы сейчас даете другие показания? — спрашивает адвокат.

— Во время следствия вы говорили о том, что Бодошев угрожал убийством? — уточняет судья.

— Да, я говорила об этом во время первой дачи показаний. А во второй может не записали, — отвечает сестра Бурулай.

— Перед тем, как подписать свои показания, вы прочитали их? — спрашивает адвокат.

— Да, прочитала наполовину, — признается девушка.

В зале со стороны родственников Бодошева раздается смех.

После Миргуль опрашивают еще одну сестру Бурулай — Айпери. Судья решает, что показаний двух родственников убитой достаточно, и Айпери задают лишь уточняющие вопросы.

После этого заседание заканчивается. Следующее — 17 октября.

Как проходит суд над милиционерами по делу Бурулай: