1 min read

«Если ты по-настоящему любишь свой инструмент — деньги тебя не волнуют». Рассказываем истории четырех музыкантов, которые выбрали необычные инструменты и хотят популяризировать игру на них.

Маримба

Маримба — классический ударный инструмент из Мексики. Видео: Жанна Жарматова

«В Кыргызстане её можно встретить только в консерватории и в одной из музыкальных школ, больше нигде», — рассказывает Санира, указывая на свою маримбу. Это классический ударный инструмент из Южной Мексики, который считается родоначальником ксилофона, а Санира — одна из немногих кыргызстанок, умеющих на нем играть.

Сейчас она учится в Кыргызской национальной консерватории, где осваивает разные ударные инструменты. По ее словам, маримбу могут освоить не все. В консерватории она доступна лишь классическим ударникам. По словам Саниры, кроме нее, есть всего пять человек, которые тоже выбрали этот инструмент.

«Про маримбу я слышала и раньше, хотела научиться играть, однако [до поступления в консерваторию] доступ к ней получить было невозможно. Учиться играть на маримбе было тяжело, потому что это сильная нагрузка на мышцы. Чтобы играть на ней, палочки надо держать как скрипичный смычок и быть очень расслабленным, но позже я уже привыкла. Сейчас она мой любимый инструмент», — говорит Санира.

Маримба — дорогой инструмент, стоит не меньше двух тысяч долларов. Но его не приходится часто ремонтировать — очень высокое качество. «Вряд ли при поломке его получится реконструировать в Кыргызстане», — предполагает Санира.

Санира считает, что любым музыкантам в Кыргызстане жить тяжело и часто приходится голодать, хотя сама она пока что живет с семьей. «В будущем я мечтаю создать свою джаз-группу, в которой я буду играть на ударных инструментах и использовать маримбу», — говорит она.

Жетиген

Каныш хочет возродить культуру игры на жетигене —древнем кыргызском инструменте. Видео: Жанна Жарматова

Жетиген — древний инструмент, который выглядит как продолговатый деревянный прямоугольник с семью струнами на внешней стороне. На нём издавна играли на территории Центральной Азии, но со временем он потерял популярность из-за переселения народов и смешения культур.

«Жетиген является символом дружбы и объединения», — говорит Каныш, этническая кыргызка, родом из Китая. Девушка переехала в Кыргызстан, чтобы поступить в консерваторию. Она стала одной из тех, кто возрождает культуру игры на жетигене в Кыргызстане.

«По профессии я скрипачка, но также интересуюсь кыргызскими национальными инструментами. Я играю на жетигене уже два года. Впервые я увидела его на выставке национальных инструментов в Китае. Я заинтересовалась жетигеном и смогла приобрести себе один инструмент. Никто меня не учил играть на нем, я — самоучка», — рассказывает Каныш.

В его освоении ей помогло музыкальное образование по классу скрипки. По словам Каныши, освоить жетиген ей было не сложно, многие элементы игры напоминали ей скрипку.

«Я бы назвала его своим любимым фольклорным инструментом, мне нравится его звучание, нравится то, что на нем можно воспроизводить разные композиции: как классические так и современные», — говорит она.

В Казахстане, по словам музыкантки, этот инструмент намного популярнее, многие люди даже делают игру на жетигене своей профессией. Девушка удивляется, что другие люди не знают как выглядит, называется и звучит этот инструмент.

«Я очень хочу популяризировать жетиген в Кыргызстане, возможно, даже поеду в Казахстан, чтобы изучить его получше. Моя любовь к жетигену обусловлена любовью к родине», — рассказывает Каныш.

Диджериду

Диджериду — инструмент из Австралии, изготавливается из съеденного термитами ствола эвкалипта. Видео: Жанна Жарматова

Последние семь лет Константин играет на диджериду — австралийском духовом инструменте. Классический диджериду делают из эвкалипта: музыканты ищут деревья, сердцевину которых съели термиты — тем самым большая часть производства диджериду выполнена природой.

«Мне было 16 лет, когда к нам с другом в руки попался ооз комуз (варган). Именно с игры на нем и начался мой интерес к этническим инструментам», — вспоминает музыкант.

Константин рассказывает, что раньше не знал о диджериду, хотя иногда слышал его звучание в разных композициях. Однако потом, на музыкальном фестивале, он познакомился с человеком, который умел играть на этом инструменте.

«Я встретил своего будущего наставника — Хумаду. Он приехал в Кыргызстан из Голландии в 2015 году. Наставник научил меня не только играть на диджериду, но и делать его самому. Я учился играть на инструменте около полугода, осваивал технику циркулярного дыхания (нужно делать вдох через нос и одновременно выдувать воздух изо рта)», — вспоминает он.

Из-за того, что он находился в Кыргызстане, ему пришлось делать свой инструмент из того, что есть здесь — он сделал свой диджериду из карагача. «Я больше люблю называть его “кыргызским диджериду”», — смеется музыкант.

Константин рассказывает, что при желании и большой заинтересованности, человек сможет быстро научиться игре на диджериду. По его словам, принцип освоения очень простой — главное понять, какие движения надо делать губами и освоить техники дыхания.

«Я не единственный человек в Кыргызстане, который владеет диджериду. Есть и много других ребят, однако, я назвал бы себя одним из основных популяризаторов. У меня бывают концерты, медитативные выезды в горы, а иногда я просто играю на улице. Бывает, что провожу [сеансы] звукотерапии», — поясняет Константин.

Добулбас

Добулбас — кыргызский деревянный барабан, обтянутый кожей. Видео: Жанна Жарматова

«Когда я таскаю добулбас с собой, многие на улице спрашивают, что это за инструмент у меня в руках», — говорит Акай, 26-летний мультиперкуссионист (человек, играющий на разных ударных инструментах), который уже освоил множество ударных инструментов.

Добулбас — это кыргызский народный ударный инструмент. Он выглядит как односторонний деревянный барабан, обтянутый кожей верблюда, лошади или антилопы. Техника его изготовления не меняется с момента его изобретения.

Акай заприметил инструмент, когда играл в этническом ансамбле и захотел его освоить. Правда, в консерватории, где он учился, игру на добулбасе не преподавали, и парень решил выучиться самостоятельно.

«Сам себе бросил вызов, и сам же его принял. Сложность была в том, что для игры на добулбасе надо владеть множеством пальцевых техник. Обычному ударнику нужны только палочки, а вот тут к делу надо подходить голыми руками. Когда я играю на добулбасе, ощущение, будто своим ритмом и звучанием я оживляю музыку своего ансамбля и придаю ему грув и танцевальность. Звучание сразу же окутывает мощью своего духа», — восторженно рассказывает Акай.

По словам музыканта, его инструмент отличается своей универсальностью.

«Живые выступления сейчас невероятно популярны, а добулбас можно использовать не только в нашей традиционной музыке, но и в классике, и в джазе, в поп-музыке. У нас даже была такая коллаборация на бишкекском джаз-фестивале 2016 года, мы смешали традиционные инструменты и джазовые. Тогда я играл на добулбасе», — вспоминает Акай.

Над материалом работали: Алтана Исмаилова, Алексей Журавлев, Жанна Жарматова

Редактор: Рустам Халимов