1 min read

Слева направо: Бахтиёр Умаров, Атабек Абдуллаева, Давид Идриссон. Фото: СЭПО

Районный суд в шведской Солне 8 марта озвучил приговор в отношении подозреваемых в подготовке теракта — двоих уроженцев Узбекистана Давида Идриссона и Бахтиёра Умарова и кыргызстанца Атабека Абдуллаева.

Согласно решению суда, Абдуллаев признан невиновным в подготовке теракта и финансировании терроризма. Идриссон приговорен к 7 годам лишения свободы, а Умаров — к 6 месяцам.

Адвокат кыргызстанца Кристофер Старэ назвал приговор «фантастической победой». По его словам, на протяжении года с тех пор, как Абдуллаев был арестован в апреле 2018 года, ему пришлось проделать тяжелую работу.

Редакция «Клоопа» изучила текст приговора — в нем сказано о сложности самого дела и недостаточности доказательств со стороны прокуратуры, особенно, в отношении Атабека Абдуллаева.

Грузовик с химикатами

Служба безопасности Швеции (СЭПО) настаивала на том, что Абдуллаев помогал Идриссону в подготовке теракта, потому что ранее кыргызстанец перевозил для него химикаты, которые могли использоваться во время атаки.

Однако суд с этим не согласился — несмотря на то, что суд признал, что Идриссон собирался использовать приобретенные на аукционе химикаты для теракта, суд не нашел достаточно подтверждений тому, что Умаров и Абдуллаев были замешаны в этом.

Согласно вердикту, Умаров не знал, что химикаты вообще существовали, а Абдуллаев не достаточно с ними взаимодействовал, чтобы планировать их использование в атаке совместно с Идриссоном. Ранее кыргызстанец говорил, что всего лишь помогал своему другу в перевозке краски, а не химикатов.

Селфи в людных местах

Фотографии Абдуллаева в социальных сетях были одним из оснований для обвинения его в подготовке теракта со стороны прокуратуры — кыргызстанец делал снимки в людных местах Стокгольма.

Во время судебного процесса прокурор Пер Линдквист заявил: «Я не буду преувеличивать важность этих фотографий, но очевидно, что его интересовали места, которые подходят для атаки… Это знак того, что атака планировалась. Это небольшой, но важный кусочек пазла».

С этим суд тоже не согласился — по его мнению, факт публикации фотографий в социальных сетях «не имеет значения». Суд подчеркнул то, что Абдуллаев никогда не «говорил или действовал таким образом, чтобы [можно было] верить в то, что он планировал взрывы».

Приговор гласит: «Современная цифровая среда часто содержит изображения, которые не всегда очень интересны и между которыми нет связи. Тот факт, что Атабек Абдуллаев имел материал, относящийся к ИГ, и то, что у него также была фотография ребенка с указательным пальцем вверх среди других фотографий в соцсетях, не указывает на какие-либо конкретные мотивы. Районный суд верит в то, что действия Атабека Абдуллаева недостаточны для доказательства того, что он намеревался планировать теракт».

Первая страница судебного приговора в отношении Абдуллаева, Идриссона, Умарова и других подозреваемых в подготовке теракта

В интервью «Клоопу» адвокат кыргызстанца Кристофер Старэ также заявил, что эти фотографии не могут ассоциироваться с планированием атаки.

«У спецслужб была гипотеза, что все трое в квартире состояли в одной террористической ячейке. И то, что Атабек публиковал фотографии из Стокгольма в “Одноклассниках”, отлично укладывается в эту идею… но свидетельств того, что фотографии должны восприниматься именно таким образом (как подготовка к теракту), недостаточно. Я очень сильно критиковал прокурора за это высказывание во время судебного процесса», — сказал адвокат в телефонном разговоре.

Экстремистские видео

СЭПО также видела связь между «Исламским государством» (ИГ) и Абдуллаевым из-за того, что нашла на телефоне и ноутбуке кыргызстанца материалы, связанные с террористической организацией.

Однако, по словам адвоката Старэ, на суде было доказано — и Абдуллаев говорил об этом во время допроса — что кыргызстанец просил Идриссона не высылать ему эти видео.

«Атабек писал другому обвиняемому, что не хочет, чтобы тот высылал ему эту пропаганду. И он (Атабек) объяснял Идриссону, что тому следует перестать слать ему такие материалы», — объяснил Старэ в разговоре с «Клоопом».

Позже суд обозначил в приговоре, что Абдуллаев и Умаров «не хотели распространять пропаганду ИГ, […] и что этот материал автоматически сохранялся на их телефонах и ноутбуках, когда кто-то его им отправлял».

Искажения при переводе

Ранее «Клооп» писал, что в материалах досудебного расследования были допущены грубые ошибки при переводе. Один из ярких примеров — то, что кыргызский глагол «атасынар» ошибочно был переведен на шведский как «стрельба», хотя в том контексте имел другое значение.

В тексте приговора написано то, что перевод во время расследования действительно был проблемным: «Большая часть общения происходила на иностранных языках, и как было отмечено, это привело к множественным проблемам с переводом».

Адвокат кыргызстанца Кристофер Старэ заявил «Клоопу», что многие из этих лингвистических ошибок были исправлены стороной защиты еще до начала суда.

Денежные переводы

В двух случаях перевода денег сторонникам «Исламского государства» от имени Абдуллаева суд обнаружил, что оснований верить в то, что кыргызстанец знал о конечном получателе денег, недостаточно.

Первый перевод: Бахтиёр Умаров воспользовался картой Абдуллаева без его присутствия, а самому кыргызстанцу сказал, что деньги, которые он перевел, предназначались его семье в Турции. Сам Умаров знал конечного получателя — ИГ — и, соответственно, был признан виновным в финансировании терроризма.

Второй перевод: Суд обнаружил, что Давид Идриссон использовал карту Абдуллаева без его разрешения, чтобы отправить деньги в Сирию. Таким образом, с кыргызстанца сняли обвинения в финансировании терроризма. Сам Идриссон и другой обвиняемый были признаны виновными в финансировании терроризма.

«Исламистский знак» или обычный жест

СЭПО обнаружила, что Абдуллаев публиковал фотографии себя самого и своего сына, на которых они показывают указательным пальцев вверх, и решила, что это подозрительно.

Шведские спецслужбы и Шведское агентство оборонных исследований пришли к выводу, что этот знак тесно связан с ИГ — хотя именно это Абдуллаев опровергал во время допросов.

В суде его адвокат Кристофер Старэ давал похожее объяснение — что знак может быть также ассоциироваться со спортом. Это объяснение также появилось в приговоре суда.

Эксперт в экстремизме из Центра Вилсона в Вашингтоне Эдвард Лэмон говорил в интервью «Клоопу», что этот знак — указательный палец вверх — не является исключительно экстремистским. Он также связан с важным верованием в Исламе — тавхидом. «Тавхид — вера в то, что есть только один бог — является центральным верованием в исламе. В Центральной Азии можно часто увидеть людей, поднимающих один палец вверх, на базарах и в других местах».

«Судебной системе можно верить, если ты невиновен»

За несколько дней до приговора суда Абдуллаева освободили из-под стражи без каких-либо объяснений — и это еще тогда потенциально указывало на то, что кыргызстанца могут оправдать. По словам Старэ, он верил в невиновность своего клиента с начала расследования.

«Конечно, он почувствовал облегчение и был очень счастлив. Во время расследования он утверждал о своей невиновности, и я верил ему. Я объяснил Атабеку, что если ты невиновен, то ты можешь верить и в шведскую систему правосудия», — сказал адвокат.

«С моей точки зрения, он невиновен. За время работы мы довольно сильно подружились, так что я рад, что его освободили», — добавил Кристофер Старэ.

Отец Атабека, Тургунбай Абдуллаев, узнал о том, что с его сына сняли обвинения от журналистов «Клоопа». Дрожащим голосом он сказал, что верил в такой исход событий.

«До этого он такими делами не занимался. Я очень рад слышать, что его оправдали. Радуюсь, как будто на седьмом небе нахожусь. Теперь бы только услышать голос сына», — сказал Абдуллаев-старший «Клоопу».

Эксклюзивный комментарий Атабека Абдуллаева для «Клоопа» в письменной форме

«Теперь мир знает, что я невиновен»

После того, как приговор был озвучен 8 марта Абдуллаев встретился со своим адвокатом и дал «Клоопу» эксклюзивный комментарий в письменной форме — на листе бумаги он написал следующее:


8 марта 2018 года

Замечательно то, что суд подтвердил то, что я все время утверждал, а именно, что я невиновен. Спасибо всем, кто верил в меня и молился за меня. Теперь справедливость восторжествовала и весь мир знает, что я невиновен.

Атабек Абдуллаев


Единственное, в чем Абдуллаев был признан виновным — это использование фальшивых документов, недействительного трудового договора, который он пытался использовать, когда хотел открыть счет в шведском банке. За это его приговорили к одному месяцу заключения. Но этот срок он уже отсидел, потому что в течение года находился под стражей.

«Атабек Абдуллаев, который никогда до этого не был в чем-либо обвинен, должен быть признан виновным только в использовании фальшивых документов», — гласит приговор.

Абдуллаева также не собираются депортировать из Швеции, но из-за проблем с визой и видом на жительство его будущее пребывание в этой стране остается неясным. К этому времени его передвижение ограничено из-за того, что он пока не имеет легального права оставаться в Швеции.

Бахтиёр Умаров был обвинен по одному из случаев финансирования терроризма и использования фальшивых документов — он получил 6 месяцев лишения свободы. Обвинение в подготовке теракта с него сняли. Умарова также не собираются депортировать в Узбекистан.

Вердикт, вынесенный Атабеку Абдуллаеву — один месяц заключения без последующей депортации. Скриншот приговора

Давид Идриссон был приговорен к 7 годам лишения свободы и последующей депортации в Узбекистан за подготовку к террористической атаке и финансированию терроризма.

«После изучения доказательств районный суд решил, что тому, что Давид Идриссон приобрел, хранил, перевозил и собрал 560 кг гипохлорита кальция, 100 кг гидроксида калия, 50 литров 96-процентной серной кислоты с намерением совершить взрыв во имя ИГ в Швеции, имеется достаточно свидетельств. Слова Давида Идриссона не меняют этого. Тем не менее, районный суд не считает обвинения против Бахтиёра Умарова и Атабека Абдуллаева доказанными».

У приговора суда в отношении Идриссона есть множество оснований. Одно из ключевых показаний дал эксперт из СЭПО — анонимный свидетель шведских спецслужб под именем «Томас 2811» объяснил на суде, что они с коллегами получили данные с телефона Идриссона о том, что тот находился в телеграмм-чате ИГ и оттуда получил доступ к инструкции по изготовлению бомбы.

В том числе Идриссон также спрашивал у бойца ИГ из Узбекистана о знакомом «механике» — это слово считается кодовым названием для человека, который умеет собирать бомбы. Все это дало основания полагать, что Идриссон действительно готовил теракт.

***

Приговор был озвучен в пятницу, 8 марта. Решение было единогласным от председательствующего судьи Патрика Алма и трех других членов судейской коллегии: «То, что Атабек Абдуллаев намеревался помочь или исполнить атаку во имя “Исламского государства” в Швеции, не было доказано», — сказано в решении суда.

Читайте предысторию этого дела: Верю в Аллаха и шведский суд. Криминальная драма кыргызстанца в Стокгольме — его обвиняют в терроризме