Иллюстрация: Алина Печенкина для Kloop.kg

Дата-отдел «Клоопа» обнаружил, что в госзакупках регулярно участвуют компании, созданные одними и теми же людьми. Они имитируют конкуренцию и выигрывают тендеры без борьбы, ведь кроме них в торгах нет других участников. Закон запрещает заключать договоры с такими компаниями и называет это «конфликтом интересов».

В Кыргызстане, как и во многих странах мира, существует система государственных закупок — электронный портал, который автоматизирует взаимодействие между гос.заказчиками, закупающими товары и услуги за бюджетный счет, и частными компаниями. Система создана, чтобы:

  • снизить бюджетные расходы, поскольку на торгах выбирается нужный товар по самой низкой цене;
  • предотвратить коррупцию, исключив сговор между закупающей организацией и поставщиками;
  • повысить конкуренцию, ведь участвовать в закупках может любой желающий, а «обезличенная» подача документов снижает бюрократическое давление.

Это в идеале. Но на деле госорганы прибегают к самым разных ухищрениям, чтобы в торгах побеждали не лучшие, а «те, кому надо». Один из примеров — коррупционная латиница.

В 2016 году журналисты «Клоопа» обнаружили, что Чон-Алайская сельская администрация скрыла на госзакупках тендеры на 8 млн сомов, использовав в их названии латинские символы вместо кириллических. В результате все они достались одной компании, поскольку другие участники не смогли найти информацию о торгах на сайте госзакупок. Мы написали об этом, и коррупционную латиницу в Кыргызстане запретили.

ОсОО «Компания Багиз», победившая в тендерах Чон-Алайской сельской администрации, предлагала «Клоопу» 500 долларов США за удаление материала о коррупционной латинице. Пришлось объяснять, что мы так не работаем

Другая часто используемая уловка — техзадание, написанное под нужного поставщика, и нарушение правил проведения конкурса в пользу одного из участников.

Журналисты «Клоопа» и OCCRP выявили такое нарушение в госзакупке на изготовление биометрических паспортов для граждан Кыргызстана. На торги заявилось несколько иностранных компаний. Условия конкурса нарушили все, но одних к торгам не допустили, а другим дали зеленый свет.

Три чиновника Государственной регистрационной службы, причастные к проведению этой закупки, были оштрафованы. В итоге контракт заключили с Mühlbauer ID Services — одной из компаний, которую изначально не допустили.

Кажется, мы нашли еще один путь, по которому связанный с государством бизнес обходит закон.

Что такое «кольца коррупции»?

Программисты дата-отдела «Клоопа» объединили базы госзакупок и зарегистрированных в Минюсте юридических лиц и увидели, что в тендерах участвуют компании, подконтрольные одним и тем же людям. У них либо совпадают списки учредителей (частично или полностью), либо директором назначен один и тот же человек.

Нередки случаи, когда один и тот же человек, зарегистрировав два или даже три юрлица, соревнуется в аукционе сам с собой, лишь имитируя конкуренцию, ведь если бы на торги заявилась лишь одна компания, они были бы признаны несостоявшимися.

В цифрах это выглядит так:

– во всех госзакупках участвуют почти 17 000 компаний, из них мы нашли 288 связанных между собой через учредителей или директора;

– эти связанные компании участвовали в 1619 тендерах, из которых выиграли треть. Это совсем немного, учитывая, что всего в базе госзакупок – более 1,5 млн тендеров.

Мы назвали это явление «кольцами коррупции» — в кавычках, ведь каждый случай нужно проверять, чтобы убедиться, что компании действительно контролируют одни и те же люди. В базе данных Минюста учредители указаны без ИНН, а значит нет 100% гарантии, что люди с одинаковыми именами не полные тезки, например.

Типичное «кольцо коррупции»

Но, как минимум, в 186 случаях кроме связанных компаний в торгах больше никто не участвовал. В результате этих «бесконкурентных» закупок было освоено 83 млн сомов из государственного бюджета.

Например, торги в Оше

Асанов Жапар Сарыбаевич создал три строительных компании – «Ай-Тамга Строй», «Дастан-Мир» и «Билал Строй». Они участвовали попарно в почти 150 тендерах, треть из них — на сумму 6 млн сомов — Асанов выиграл в одиночку: кроме его компаний на торги никто не заявился.

Проводил закупки Ошский государственный университет. По итогам торгов вуз заключил с фирмами Асанова договоры на выполнение строительных работ.

«Это незаконно, — объясняет юрист «Клоопа» Фатима Якупбаева, — Часть 3 статьи 6 закона Кыргызстана “О госзакупках” гласит: закупающая организация не может заключать договор о закупках или рамочное соглашение с компанией-победителем торгов, если его учредители или директор являются одновременно учредителями или директором другой компании, участвовавшей в одном и том же конкурсе. Таким образом, имел место конфликт интересов».

Попробуйте сами:

Мы сделали интерфейс, в котором вы сами можете посмотреть, как строятся связи в нашей базе. Кликните дважды на иконку, чтобы получить больше информации. 

Вы можете самостоятельно перетаскивать объекты, приближать и отдалять их. 

Например, как в этом видео: 

А теперь попробуйте сами на интерактивном изображении:

Мы подготовили для вас еще больше колец в конце материала

Министерство финансов Кыргызстана в ответе на наш запрос указывает, что такие заявки на конкурс должны отклоняться — об этом прямо сказано в части 8 статьи 6 закона «О госзакупках».

Из 186 торгов в половине случаев с одной из двух связанных компаний договор был заключен. Информация об этом есть на сайте госзакупок. Остальные договоры не публиковали по неизвестным причинам, но тендеры по ним не отменялись.

На сайте госзакупок нам все же удалось обнаружить случаи, когда торги отменяли из-за конфликта интересов:

  • дирекция по управлению Иссык-Кульским фондом развития отказалась покупать служебный автомобиль для Тюпской районной прокуратуры у юрлиц Алиева Павла Ибраимовича;
  • ОАО РСК «Банк» отклонил заявки фирм Ногоева Кутубека Жолдошевича, который хотел продать учреждению маршрутизатор.

Наверняка это не единственные случаи, когда торги отменяли из-за конфликта интересов. Но проверить это трудно, потому что графа «Причины отмены» на сайте госзакупок заполняется клерками вручную и без какой-либо единой формы. Зачастую она либо вообще не содержит информации, либо заполнена с ошибками.

Чтобы привлечь закупающие организации к ответственности нужно зафиксировать само нарушение и ущерб, который был нанесен, поясняет юрист.

«Государство, в лице закупающей организации или надзорных органов, вряд ли заявит об ущербе, — говорит Якупбаева, — Скорее всего они скажут: “Подрядчик выполнил работы дешевле всех остальных. Поэтому заявителем по таким фактам должен быть, к примеру, кто-то из конкурентов».

Пожаловаться на незаконные торги в Оше есть кому: во втором по величине городе Кыргызстана, по данным Минюста, зарегистрировано больше 1000 строительных компаний. 192 компании, в том числе индивидуальные предприниматели, в разное время принимали участие в торгах ОшГУ.

В целом же «кольца коррупции» чаще проигрывают торги — в тех случаях, когда кроме связанных компаний, в торгах участвуют другие фирмы, и с ними приходится соперничать.

В самом явлении «колец коррупции» еще много непонятного:

Почему в одних случаях заявки связанных юрлиц отклоняются, а в других — нет?

Почему, когда одни организации отказываются заключать договор с юрлицом, которое конкурировало с самим собой, другие спокойно пропускают конфликт интересов?

Зачем вообще люди создают несколько юрлиц, которые участвуют в конкурсе одновременно?

Если у вас есть, что сказать, пожалуйста, оставляйте ваши комментарии под записью.

Больше колец

Вот еще 21 «кольцо коррупции», чтобы вы могли посмотреть и поэкспериментировать:

По этой ссылке вы можете найти свое «кольцо коррупции»:

https://kloopmedia.github.io/graph-montecristo/?url=https://raw.githubusercontent.com/KloopMedia/graph-montecristo-config/master/nodes_v3.json

Читать еще:

Хотите уметь так же?

Над «кольцами коррупции» работали: 

Автор: Екатерина Резникова;

Редактор: Азиза Раимбердиева;

Разработчики: Хаким Давуров, Алексей Гуляев, Ринат Тухватшин, Атай Нарынов, Анна Бойко;

Видео: Арсений Мамашев;

Руководитель: Ринат Тухватшин.

Материал подготовлен при содействии проекта «Развитие независимой журналистики», который финансируется Фондом «Сорос — Кыргызстан». Мнения и выводы в материале могут не совпадать с мнением Фонда.