Айнагуль пытается набрать воду во дворе своего дома. Найзабек Мукамбетов / Kloop

В Караколе пасмурно – хмурое небо говорит о скором дожде. Из ветхих окон довольно старого с виду дома доносится детский плач. Маргарита берет на руки десятимесячного сына, который заполз на небольшую кухню с темными стенами, и с улыбкой на лице целует его. Вскоре ребенок успокаивается.

«Нас здесь лишают возможности пить чистую воду», — вздыхает она, бросая взгляд на мутную воду в баночке.

Маргарита наливает воду из кухонного крана в прозрачный электрочайник – тот заполняется сероватой мутной жидкостью.

«Вот эту воду нам поставляют, это называется питьевой водой в Караколе. На самом деле, это техническая вода. Ее использовать для питья просто невозможно».

Маргарита успокаивает сына на кухне. Найзабек Мукамбетов / Kloop

«Отказываюсь платить за эту муть»

Маргарита Азина живет в Караколе с самого рождения. Сейчас, когда ее муж на заработках за границей, она живет одна с двумя детьми. Жизнь семьи омрачается ужасным качеством воды из-под крана.

Женщина рассказывает, что проблемы с водой в Караколе были еще во времена ее детства. Однако в последнее время эта проблема обострилась. Маргарита предполагает, что плохое качество воды может быть связано с ее неполной очисткой и с устаревшей системой водопроводных труб, которые не менялись много лет.

«Трубы прорывает бесконечно – они старые и не менялись очень давно. А в некоторых районах прорывы происходят по несколько раз в сезон. Иногда нет напора. Были случаи, когда, наоборот, напор давали очень большой и людям просто выбивало краны», — рассказывает Азина.

Из крана чайник в Караколе можно наполнить только серой мутной жидкостью. Найзабек Мукамбетов / Kloop

Из-за проблем с водопроводом Маргарита вынуждена покупать бутилированную воду в магазине – по пять литров за 50 сомов. Этого хватает примерно на сутки – чтобы пить, заваривать чай и готовить еду. Кроме этого она покупает фильтры для очистки воды – одного, по словам Азиной, хватает на две недели. На фильтры уходит 700 сомов в месяц, на покупную воду – еще 1500.

«Мы пьем техническую воду в стране с кристально чистой горной водой. Чистая вода — это жизненно необходимый ресурс – такой же, как и чистый воздух. Нас его лишают… Почему мы должны платить за питьевую воду, ведь по сути мы получаем техническую?» — причитает она.

За домом Маргариты есть небольшой сад. Там не растет ничего, кроме сухостоя – каракольский «Водоканал» запрещает использовать питьевую воду для полива. Однако, по словам Маргариты, арыков для полива в городе фактически нет: «Чтобы полить свой участок, мне нужно выкопать самой 10 километров арыка! Но это же бред!»

«Отказываюсь платить за питьевую воду»

Марля вместо фильтра

В трех кварталах от Маргариты в двухэтажном доме с облупившейся штукатуркой живет Айнагуль. Женщина в белом платке выходит из дома с пластиковым синим ведром в руке, чтобы набрать воды из шланга, расположенного во дворе. К ее разочарованию, из него ничего не течет.

«Дома воды нет, только во дворе. Зимой ее вообще не было, дали только недавно, дней 20 назад, – рассказывает она. – Сейчас набираем воду здесь, по очереди, в ведра. Одно ведро наполняется примерно час. Иногда воды вообще нет, как сейчас».

Когда начинается дождь, вода из шланга во дворе Айнагуль, наконец, начинает течь. Найзабек Мукамбетов / Kloop

Айнагуль Джумаалы кызы живет здесь уже шесть лет. Мать-одиночка воспитывает пятерых детей и сама заботится о них. Кроме ее семьи, в этом доме живет еще около 20 человек – во всех квартирах можно увидеть выстроенные в ряд ведра для воды и пятилитровые пластиковые бутыли.

Пока Айнагуль рассказывает о своих проблемах, на землю падают первые капли дождя. В это же время из шланга доносятся булькающие звуки и вода еле-еле начинает течь.

Ведра и пятилитровые бутыли – обязательный атрибут любой квартиры в этом доме. Найзабек Мукамбетов / Kloop

«Даже когда вода есть, она грязная – на дне ведра остаются глина и черви. Мы не можем ее пить, пока вода не отстоится», — объясняет женщина.

Айнагуль добавляет, что не может позволить себе купить специальный фильтр для очистки воды и менять его каждую неделю. Поэтому для процеживания воды она использует обычную марлю.

Вот, что остается на дне ведра, если отстаивать в нем воду из-под крана. Найзабек Мукамбетов / Kloop

В три раза больше положенного

В 2011 году на деньги швейцарского гранта в Караколе открылись новые водоочистные сооружения. Они рассчитаны на обеспечение водой 100 тысяч человек – почти на 20 тысяч больше, чем сейчас живет в городе. Но, по всей видимости, это не сильно помогло.

Начальник каракольского «Водоканала» Фархат Алжамбаев говорит, что, несмотря на запрет, многие местные жители используют питьевую воду для полива. В этом, считает он, и заключается главная проблема мутной воды в кранах горожан.

Глава каракольского «Водоканала» Фархат Алжамбаев на работе. Найзабек Мукамбетов / Kloop

«Из-за этого воды не хватает на всех и мы вынуждены давать больше. Фактически мы должны производить 20 тысяч кубометров чистой воды в сутки, но мы даем до 60 тысяч кубометров – в три раза больше. Из-за этого теряется качество воды», — объясняет он.

Алжамбаев рассказывает, что сейчас местные чиновники работают с Европейским банком реконструкции и развития над установкой счетчиков воды в домах – это должно произойти весной 2022 года. Глава «Водоканала» считает, что благодаря водомерам горожане будут использовать питьевую воду более бережно и ее качество улучшится.

Очистные сооружения местного «Водоканала». Найзабек Мукамбетов / Kloop

«По этому проекту также будут заменены старые водопроводные трубы в городе», — добавляет он.

Помимо этого, говорит Алжамбаев, мэрия Каракола ремонтирует арычную систему для полива – пока эти работы выполнили на 40 процентов.

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!