Экс-генпрокурор Кубатбек Байболов выступил в Жогорку Кенеше 1 апреля после своего отстранения от должности накануне. После выступления, во время перерыва, произошла драка между «республиканцем» Алтынбеком Сулаймановым и «ата-журтовцами» Камчыбеком Ташиевым и Садыром Жапаровым.

19:02 Как сообщает корреспондент Kloop.kg,
«ситуация успокоилась», однако на выходе у всех людей, покидающих здание, охрана обыскивает сумки и личные вещи.

18:42 Собственный источник сообщил в интервью Kloop.kg, что сотрудники девятого ГУ прибыли в Белый дом, так как там находились трое охранников Бабанова, вооруженные автоматами, которые не являлись сотрудниками службы госохраны.

Эти люди были обезоружены и доставлены в ГКНБ. Источник сообщил, что сотрудники девятого ГУ находятся на территории здания.

18:36 Член фракции «Ата-Журт» Курманбек Осмонов сказал журналистам, что конфликт депутатов может стать одной из причин усиления противоречий «Ата-Журта» и «Республики», и у Ташиева «может появиться дополнительный повод» для недовольства «Республикой».

Однако, парламентарий выразил надежду, что коалиция сохранится.

18:24 Лидер «Республики» Канат Исаев сказал в интервью Kloop.kg, что в его фракции еще не выработали единого мнения по инциденту.

Другой депутат «Республики» рассказал, что члены фракции «еще не рассматривали» вопрос принесения извинений.

Член фракции «Ата-Журт» Марат Султанов заявил журналистам, что «никаких извинений они не получили».

Дамира Ниязалиева, депутат от СДПК, считает, что произошедший конфликт «может повлиять на работу парламента и точно испортит его имидж».

Также парламентский корреспондент Kloop.kg сообщил, что седьмой этаж здания покинул глава госкомитета национальной безопасности Кенешбек Душебаев.

18:00 С седьмого этажа вышел Акылбек Жапаров и заявил, что фракция «Республика» «была неправа» и они должны сесть за стол переговоров с «Ата-Журтом» и помириться.

Источник сообщил в интервью Kloop.kg, что усиленные наряды сотрудников ГКНБ находились в здании для проведения следственных мероприятий, а также потому что «у нескольких людей обнаружено оружие». По его словам оно было обнаружено у охранников депутатов, и у тех, «у кого его не должно было быть».

17:34 В 17:30 с седьмого этажа вышли 4 человека в камуфляже, бронежилетах, в масках и с автоматами. Как сообщает корреспондент Kloop.kg, депутатов начали пропускать внутрь.

На седьмом этаже здания находится кабинет Розы Отунбаевой.

17:27 На этажах Белого дома находятся сотрудники ГКНБ, которые проверяют людей на наличие документов и оружия, сообщает корреспондент Kloop.kg. Также, по его словам, с внешней стороны в здание не пускают журналистов. Заседание парламента приостановлено.

На территорию парламента не пропускают машины депутатов. С седьмого этажа никого не выпускают.

17:16 На седьмой этаж здания по-прежнему не пускают журналистов и депутатов. По сообщению корреспондента Kloop.kg, там находятся личная охрана депутатов и сотрудники ГКНБ, а также начальник девятого ГУ Замир Сабаев.

17:08 Как сообщает парламентский корреспондент Kloop.kg, седьмой этаж здания Белого дома, где находятся кабинеты лидеров фракций, недоступен для журналистов и депутатов — там находятся участники драки. Также, по его словам, седьмой этаж «полон охранников».

16:49 По словам парламентского корреспондента Kloop.kg, после выступлений началась ссора между депутатами Камчыбеком Ташиевым и Алтынбеком Сулаймановым.

В перерыве они «начали друг на друга кричать», и ссора завершилась дракой между Ташиевым, Сулаймановым и депутатом Садыром Жапаровым.

По словам журналистов, присутствовавших при этом, предположительно, «Сулайманов разбил нос Садыру Жапарову».

В конфликт вмешались представители охраны троих депутатов, которые устроили потасовку друг с другом. Для разрешения конфликта «подошел Феликс Кулов».

Журналисты, присутствовавшие при этом утверждают, что охрана одного из депутатов забрала видеокассету у оператора, снимавшего драку. Также, по их словам, некоторые депутаты просили репортеров «не писать об этом».

15:45 Ответ первого вице-премьера Омурбека Бабанова:

«49% акций «Альфа Телеком» относится государству, 51% акций – оффшорной компании Максима. Отношения «Эвентиса» тут нет.

С первого дня Генеральная прокуратура защищала интересы менеджмента и Силича. После 20 мая началась защита интересов их, продолжилось она и с приходом Байболова. Он сказал, что 100% арестовал, но они был арестованы и до этого

Вы знаете, что вам тоже перечислялись деньги в ноябре перед выборами. Я надеюсь, когда-нибудь это всплывет наружу».

15:30 Про главу администрации президента Эмиля Каптагаева и первого вице-премьера Омурбека Бабанова

«Насколько соответствует морали поведение руководителя администрации президента — он неделю назад при помощи сотрудников генпрокуратуры пытался 10,000 долларов положить в тот мешок в Нацбанке. Это свидетельство того, что большая часть денег оседала в карманах. Моя карьера была завершена, когда я взялся пересчитать эти мешки. Мне звонили и спрашивали, не специально ли я это инициирую, но нет.

Соответствие морали Бабанова — что он должен сделать еще, чтобы общественность, власти оценили, что так делать нельзя. Судом устанавливается, и начальник налоговой службы Касымалиев подтверждает неуплату более 700 млн сомов, а его заподозрить в оппозиционных настроениях сложно. Две инстанции суда подтверждают, что две компании, куда сливались бензин и ГСМ, не являются субъектом СЭЗ. Используя свои административные возможности, он пытается это решить в Верховном суде, но там это не прошло. Под видом мирового соглашения он не платит налоги — 730 млн сомов.

О его деяниях я не хочу рассказывать — рейдерство, избиения, увечья. Что должен совершить Бабанов, чтобы оценить его деятельность. Мне Отунбаева говорила, что Бабанов и Исаев честные люди, но я стал бы бесчестным человеком. Исаев много дней упражнялся с этой трибуны, я не обращал внимания на него, а услышав по телевизору это, я поинтересовался, кто такой Исаев и мне принесли 4 уголовных дела остановленных. Почему эти морально-этические нормы должны на меня распространяться, а не на других. Очевидность конфликта интересов».

15:30 Про ГКНБ

«Я хочу о деньгах на спецслужбы сказать — за это время спецслужбам выдано с учетом 700,000 долларов турецкого бизнесмена, 1 млн 600,000 долларов. Вопрос не столько, насколько в правовом поле они выданы, вопрос в том, куда делись эти деньги. У меня есть информация, куда они делись. Они под фиктивными документами под растратами оперативников осели в карманах и потрачены на выборы определенной партии.

Иначе, какая была выгода за 5 дней до выборов давать 500,000 долларов Душебаеву. Под руководством президента и Душебаева, ГКНБ превратилось в чудовищную организацию, не сравнится с ГКНБ Бакиева и Акаева.

Есть система СОРМ только у нас и в Узбекистане. Когда министр внутренних дел говорил о прослушке, он имел ввиду именно ГКНБ, потом только при определенном воздействии он назвал ОПГ. Что за страна, имеющая такую армию спецслужб и милиции, которая борется с ОПГ, слушая депутатов и сотрудников.

ГКНБ уже давно превратилось в жандармское управление, масса жалоб поступает ежедневно о пытках в стенах этой конторы. Во-первых, это практикуется уже давно, а я работал только с 13 сентября, моих сил не хватило и не хватает. У других последующих прокуроров сил не хватит тоже.

Ташиев в прошлый раз правильно спросил — законно ли прослушиваются, незаконно. Максим, затратив огромные деньги, в том числе государства и телефонных компаний, установил систему. Я уверен, что он сидя в Лондоне контролирует все разговоры в Кыргызстане. Душебаев знает, что это используется, это нарушение прав человека. Призываю вас создать комиссию с участием НПО, правозащитников, мир сделает чудовищное откровение, я знаю, как это вытащить оттуда».

15:20 Комментарий Байболова на свою отставку.

«События вокруг меня завершились оценкой президента — оскорбляющей, унижающей мою честь и достоинство. Многие из вас знают, что я бизнесом давно не занимаюсь, бизнесом моей жены занимаются менеджеры. Жена с 8 сентября прошлого года была заграницей, приехала только 8 марта.

«Несмотря на это во всех публичных высказываниях однозначно и однобоко обливалась грязью наша фамилия. Моя репутация прочная, объектом нападок очень не предусмотрительно нашим руководством был выбран я. Если бы президент хотела быть быть честной и объективной, по меньшей мере надо было провести заседание комиссии по этике. По большей мере, дождаться заключения комиссии. Комментарий пресс-службы — ее личная оценка, а у нее таких прав нет.

Речь шла о морально-этической стороне, правовых основ для обвинения не нашлось, они долго искали. Поручение президентом ГКНБ заниматься этим вопросом — нарушение УПК, в 63 статье УПК у ГКНБ таких полномочий нет. Но, учитывая ситуацию, я согласился с таким решением, но никогда не был согласен и не соглашусь, когда руководители ГКНБ два часа допрашивают и добиваются только того, чтобы дали показания на Байболова.

Потом зовут зятя и интересуются отношениями с моей дочерью и его женой, добиваются показаний против меня. Это цинизм, по закону близкие, родные не должны давать показания».