Группа журналистов из Кыргызстана отправилась в путешествие на восток Украины, чтобы увидеть своими глазами то, что там происходит.

Другие части серии:


Часть II: Мега-интервью одного из лидеров ДНР
Часть III: История гомофобной вывески в здании ДНР

Путешествие Бектура Искендера в Украину весной 2014 года:
Часть I: Киев
Часть II: Донецк
Часть III: Днепропетровск
Часть IV: Одесса
Часть V: Митинги из-за одесских выборов
Часть VI: Львов

И зимой 2014 года:

Часть I
Часть II
Часть III
Бонусная часть

Повествование ведётся от лица Бектура Искендера

Внимание! После выпуска материала мы получили ряд замечаний в социальных сетях. С некоторыми из них мы согласились и добавили их в виде примечаний под теми абзацами, к которым они относятся. Предложения, к которым относятся замечания, помечены звёздочкой (*), сам текст замечания идёт после предложения.

Мы стоим на холме возле поселка Пантелеймоновка в Донецкой области. Это село — под контролем Донецкой народной республики, но находится прямо на границе с «украинской» зоной.

С вершины холма видны трубы завода в городке Авдеевка — там развеваются уже жёлто-голубые флаги Украины.

«Перемирие в этом районе не нарушалось ещё ни разу», — говорит нам начальник медслужбы батальона «Восток» Сергей Зенинченко, который сопровождает нас со снайперской винтовкой в руках.

«Мы же обычные солдаты, мы меньше всех хотим войны. И на той стороне солдаты не хотят войны и тоже устали от всего этого. Иногда мы встречаемся на блок-постах, когда нужно договориться о чём-то», — продолжает он.

В его словах нет ненависти к украинским солдатам, которые стоят ниже холма. Есть страх — Зенинченко искренне боится, что за спинами регулярной украинской армии притаились «нацистские» батальоны, как он их называет.

donbass_0669

По ту сторону блок-постов украинские солдаты — тоже напуганные.

Один из них нервничает, что мы не сразу даём ему все паспорта журналистов нашей группы. Он кричит: «Выходим, к стене, багажник открываем»

Приходит начальник и успокаивает его, приговаривая: «Обращайся с прессой повежливее».

После поверхностного досмотра они понимают, что мы не представляем никакой угрозы и начинают извиняться перед нами.

«Простите, сами же видите, какая ситуация», — говорит другой украинский солдат.

Украинский блокпост

Здесь стоят такие же ребята, как и по другую сторону — уставшие и не выспавшиеся. Они опасаются наступления сил ДНР, «диверсионных» групп, российского спецназа, а тут ещё и мороз с ветром.

Украинский конфликт породил невероятное количество легенд и мифов каждой из сторон друг о друге. Люди по обе стороны новообразованных форпостов стали одновременно жертвами и адептами этих мифов.

Они родом из одной страны, а может быть даже из одной области. И сегодня воюют друг против друга, даже не совсем понимая, а кто же их враг?

Поэтому, прежде чем мы начнём рассказывать о поездке в Донецк, давайте определимся, какие мифы существуют сегодня в Украине.

Донецкий миф: В Киеве сплошной фашизм и правосеки

Самые доступные телеканалы в Донецке — российские, плюс недавно образованный «Донецкий первый». Их контент полон рассказов о «киевской хунте», которая проповедует «фашизм».

Многие жители Донецка искренне верят, что к власти в Украине пришли ультра-правые, которые дискриминируют всех по этническому и языковому признаку и «искажают» историю.

Это не так.

В Киеве русская речь слышна, возможно, даже чаще, чем украинская. Правые силы не настолько влиятельны, как это может показаться (посмотрите на результаты всех выборов, какие были в этом году), а организация «Правый сектор», столь широко воспетая российскими журналистами, в Киеве сегодня практически незаметна.

Зато вот какие биллборды можно было наблюдать в самом центре Киева в течение ноября — посвященные 70-летию освобождения Украины от… сил нацистской Германии.

Посвященные 70-летию освобождения Украины от сил нацистской Германии биллборды сегодня можно встретить в самом центре Киева

И все мероприятия, посвящённые этому, организовала Киевская городская рада. Да-да, вот такой вот когнитивный диссонанс.

Киевский миф: В Донецке одни бандиты, гопники, и Россию поддерживает только быдло

Удивительно, но как раз бандитов и гопников в Донецке в последние месяцы стало меньше. Мне есть с чем сравнивать — я был в Донецке в мае, когда там царили анархия и безвластие, и на улицы действительно повылезало много неадекватов, которые, пользуясь отсутствием хоть какого-то контроля, творили чёрт знает что.

Донецк

Сегодня ситуация несколько иная. Да, в Донецке близко не пахнет свободой слова и соблюдением прав человека (например, особым гонениям подвергаются религиозные общины, выступавшие за единую Украину).

Но ДНРовцы искренне пытаются избавить Донецк от уличного беспредела, и, надо отдать должное, это им удаётся.

Если в мае я старался вообще из машины не выходить лишний раз и не попадаться на глаза чувакам с платками на лице и молотками в руках (да, было такое в самом центре города, днём), то в эти дни мы, освоившись в городе, порой позволяли себе путешествовать по Донецку самостоятельно.

Вид на Донецк с верхнего этажа бывшей обладминистрации

Сейчас в городе введен комендантский час — после 22 часов ходить по улицам нежелательно. Весьма показательная история приключилась с нашими корреспондентами за полчаса до его начала.

В пустынном Донецке мы наткнулись на небольшой магазинчик «Богемия», где нас встретил невозмутимого вида продавец, не обративший на нашу разношерстную группу ни малейшего внимания.

На вопрос не боится ли он работать по ночам, продавец спокойно ответил «А чего бояться? Кому охота за шоколадку под расстрельную статью?» и продолжил разгадывать кроссворды.

Другое откровение для киевлян — это наличие в Донецке адекватной пророссийской интеллигенции. Нам встречались люди, которым не нравятся методы работы ДНР, но и не нравится киевская власть. Которые хотят единства Украины, но и федерализации, чтобы восточные регионы были более независимы экономически и могли теснее сотрудничать с Россией.

Эти люди — имена которых я назвать, к сожалению, не могу — были одними из самых адекватных, встреченных мной за всю поездку.

Донецкий миф: На западе Украины невозможно говорить по-русски, иначе побьют

Я был трижды в этом году во Львове и всегда говорил по-русски без каких-либо проблем. Ну ладно, я не похож на русского, может быть в этом было дело?

Но в сентябрьской и ноябрьской поездках мне повезло — я проводил время в компании студентов, которые приезжали на мои тренинги в местном Украинском католическом университете. Студенты были из самых разных регионов страны, включая Луганскую и Донецкую области и Крым.

lviv_0333

Некоторые из «юго-восточных» студентов не могли говорить по-украински. Это не мешало им и не вызывало никаких проблем.

А со студенткой из Крыма, которая является этнической русской, мы даже были в знаменитом «бандеровском» ресторане «Крыивка». И вышли оттуда, представьте себе, живыми и невредимыми.

Киевский миф: На востоке Украины невозможно говорить по-украински, иначе побьют

У нас оставалось время до интервью с Александром Ходаковским — бывшим главой батальона «Восток», а ныне руководителем Совета национальной безопасности и обороны ДНР.

Водители предложили нам погреться и попить где-нибудь горячего кофе — на улице было минус пять. Мы сели в машины и приехали к… «Львівской майстерне шоколаду».

«Майстерня» закрывалась в Донецке на месяц, когда усилились обстрелы города. Но примерно в конце октября она снова открылась.

Да, это франшиза. Но это львовская франшиза. «Майстерня» закрывалась в Донецке на месяц, когда усилились обстрелы города. Но примерно в конце октября она снова открылась.

Внутри всё было на украинском. Подошедшая к нам официантка тоже говорила по-украински — так принято в этой сети заведений.

На одной стороне улицы - билборд с выборами в народный совет ДНР. На другой - Львовская мастерская шоколада
На одной стороне улицы – билборд с выборами в народный совет ДНР. На другой – Львовская мастерская шоколада

Конечно, в Донецке говорить по-украински — это более рискованное действие, чем в Киеве говорить по-русски. Но всё не настолько страшно, как это кажется киевлянам*.

* – очень важное замечание от Виктории Бабий из Харькова: “Насчет “Майстерні Шоколаду” – к сожалению, это не вполне свидетельство толерантного отношения к украиноязычным. По аналогии – Тату открывали олимпийские игры в Сочи, но это не свидетельствует о толерантном отношении россиян и правительства РФ к ЛГБТ. Очень много свидетельств об обратном, увы“.

Донецкий миф: Мы воюем исключительно сами, Россия просто помогает нам гумпомощью и волонтёрами

Сначала Россия и ДНР отрицали вообще какое-либо участие в украинском конфликте восточного соседа.

Но шила-то в мешке не утаишь — в Донецке такое количество журналистов, что просто невозможно скрыть от них российское участие в этом конфликте.

Поэтому в какой-то момент риторика поменялась и пошла речь о «волонтёрах». Правда, один из волонтёров сказал нам в интервью, на камеру, что он — уроженец Казани — был обучен летом в лагере возле российского Ростова и потом переправлен на территорию под контролем ДНР.

Когда весной появились первые новости о батальонах «волонтёров» из Чечни и Осетии в Донецке, это тоже казалось мифом. Но сегодня это вообще не скрывается.

Вот что висит на одной из баз батальона «Восток»:

Алания

В отеле «Рамада», где на первом этаже в лаундж-баре вперемешку тусуются западные журналисты и люди в камуфляже с красно-бело-желтыми нашивками (в цвета флага Осетии) и оружием, осетинская речь слышна не реже, скажем, английской.

Да, пожалуйста, что уж там, этот снимок я сделал сам:

Осетинские солдаты возле отеля

Одному из них я помогал настроить на “Айфоне” гостиничный вай-фай.

Но откуда у осетинских волонтёров деньги на лаундж-бар в четырехзвездочной «Рамаде»?

Собственными глазами мы видели колонну военных грузовиков без номеров. Точно такую же, которую ОБСЕ и журналисты «Рейтера» видели въезжающей с территории России.

Грузовик без номеров в окрестностях Донецка

А однажды вечером, спускаясь поужинать в уже упомянутой «Рамаде», в лобби мы столкнулись со спецназовцами с автоматами — люди в камуфляже, без опознавательных знаков, рассредоточились по всему первому этажу. Кто стоял на лестнице, кто в центре зала, кто возле туалета.

Через некоторое время в отель зашла группа, в такой же необозначенной форме и с чемоданчиками в руках, которая проследовала к лифту и растворилась где-то в бескрайних помещениях «Рамады».

И говорили они без украинского говора.

Киевский миф: Наша армия исключительно героическая, никогда не убивает детей и не стреляет по школам

Украинская армия сейчас пользуется невероятной любовью со стороны населения и получает огромную народную помощь.

Украинцы очень не хотят верить в то, что их любимые солдаты могут совершать что-то очень плохое. Тема стрельбы по жилым районам и школам избегается, либо объясняется тем, что “сепаратисты спровоцировали”.

Да, вообще-то у ДНР действительно есть боевые позиции в жилых кварталах, и они даже это не скрывают (хотя, уверен, немного занижают их масштабы).

Но не думаю, что это как-то оправдывает уничтожение украинской армией этой школы в селе Степановка Донецкой области, например*:

Уничтоженная украинской армией школа в селе Степановка Донецкой области

* – два очень важных замечания. Одно от журналиста Аскара Акталова из Бишкека, который тоже был в Донецке: “Насчет Степановки – это село обстреливали как ДНР-овцы, так и украинцы. Так что винить кого-то одного нельзя, особенно, в случае со школой“.

Второе замечание от Саши Макухина с востока Украины: “В это школе был штаб местных отморозков, которые за день до начала обстрела, забрали у моего знакомого машину, все деньги и отца в плен взяли“.

Взаимный миф: Наши СМИ самые честные и правдивые, а у противоположной стороны — сплошная пропаганда

Однозначно, сейчас и российские, и украинские СМИ работают одинаково паршиво. Пропагандистами стали обе стороны.

Разница лишь в том, что у российских СМИ пропаганда централизованная и управляемая властью. У украинских СМИ пропагандой управляет каждое издание на свой вкус и лад.

Российские государственные СМИ обожаемы донецкими сепаратистами. Я видел, как представитель ДНР, немного подвыпивший, увидев журналиста канала «Россия» в лобби отеля посветлел и закричал на весь этаж: «Вася, иди сюда, я тебя обниму!»

И потом сидел с ним рядом, ласково придерживая за руку и рассказывая своему собеседнику о том, какие же они герои, журналисты «России».

Российские госСМИ практически слились со структурой управления ДНР и стали своеобразным оруэллианским министерством правды при нём.

У украинских СМИ другая крайность. У многих нет возможности отправлять своих корреспондентов на территорию под контролем ДНР, поэтому у них огромная проблема с проверкой достоверности фактов. Плюс они обожают выдёргивать какие-то отдельные факты из контекста и преувеличивать их в десятки раз.

Сделал Назарбаев заявление о сближении с Евросоюзом — украинские СМИ подают это под соусом “Назарбаев хочет выйти из Таможенного союза”.

Поэтому когда «Громадске ТВ» выключает из эфира Татьяну Локшину из Human Rights Watch за нежелание признавать, что только пророссийские силы нарушают международное право:

То это такая же лажа, как когда Грэм Филлипс из Russia Today хочет добиться от жителей Славянска слов о том, что это именно «киевская хунта» обстреляла их дом*:

* – очень важное замечание от Евгения Гриценко из Киева/Львова: “Ты верно заметил, что в России пропаганда централизирована, а у нас – на свой вкус и лад. Но очень неверно сравнивать их масштабы, их “паршивость”. О нарушениях украинской армии и добровольческих батальонов сейчас говорится все больше, много журналистов пытаются подать реальную картинку. Конечно, в меру возможностей – ты упомянул, что попасть на территории ДНР и ЛНР для них практически невозможно. Но некоторые туда попадают – и делают прекрасные репортажи. Просто есть много журналистов, которые не скрывают своей вовлеченности в защитную войну своей страны. И такие должны быть, пускай эта журналистика и обречена быть лишь частью правды. Но есть и те, кто пытается максимально во всем разобраться. И никто им не закрывает рот – даже если их правда многим не нравится.

Ты вот рассказал о случае с Human Rights Watch, но не упомянул, что этого журналиста сразу же отстранили от работы. А в целом – интересный материал, спасибо“.

Как видите, легенд и мифов сторон друг о друге полно. В последующих частях мы расскажем вам более подробно о том, что увидели в Донецке.

Продолжение следует.

Фото: Бектур Искендер
Редактор: Хлоя Гейне

Другие части серии:


Часть II: Мега-интервью одного из лидеров ДНР
Часть III: История гомофобной вывески в здании ДНР

Путешествие Бектура Искендера в Украину весной 2014 года:
Часть I: Киев
Часть II: Донецк
Часть III: Днепропетровск
Часть IV: Одесса
Часть V: Митинги из-за одесских выборов
Часть VI: Львов

И зимой 2014 года:

Часть I
Часть II
Часть III
Бонусная часть

15 КОММЕНТАРИИ

  1. Я в субботу говорил с людьми из Луганска и они сказали что видят “гуманитарную” технику которая едет со стороны России практически ежедневно. И они ничего хорошего от этого не ожидают. Оккупация продолжается, но это крысятнчество присылать солдат без опознавательных знаков. Слава Украине!

    • Сегодня я говорил с людьми из Киева. Они запуганы, опасаются фашистов, насилия. От украинской армии они ничего хорошего не ожидают. Хунта продолжает наращивать мощь, и это безумие бомбить школы. Слава России!
      А если серьезно, то в интернете, знаете ли, много очевидцев, которые на самом деле ничего такого и не видели. Не месите глину. В статье ни слова не говорят об оккупации и, наверное, не просто так, как вы думаете?

  2. Убедился во всем, что думал про Украину и Россию. Информативно. Бесстрастно. Без соплей. Жду следующего выпуска.

  3. Про воюющих на Донбассе осетин было известно давно, причём они и не думали скрываться. В чём новость что вы их показали? Остальные “доказательства” и комментировать смысла нет.
    Если был заказ высасать из пальца новость об участии российских войск в этом конфликте, то как-то не убедительно высосали это.

    • Никто и не говорил о ПРЯМОМ вмешательстве российских военных.

      • А что, бывают другие какие-то виды вмешательства? Будите сейчас рассказывать про теорию заговоров которые плетёт ФСБ?

        • Шикарно и по смыслу (вернее, бессмыслице), и по грамотности: “…теорию заговоров которые плетёт ФСБ”!

          • Ну, если не согласны, возразите. Если вы тот самый конспиролог Искен, то наверняка что-нибудь придумаете.

  4. А это, например, оправдывает уничтожение [здания] школы?

    “От нашей агентуры мы узнали, что созывается большая сходка главарей под эгидой российских спецслужб. Поводом для собрания был день рождения одного и з полевых командиров. Боевики захватили школу, устроили там банкет…
    Мы установили точное время, когда начнется это мероприятие, чтобы все бандиты находились внутри задания. И попросили нанести удар. Запросили “Смерч”. В результате этой операции никто из мирных людей не пострадал. Было уничтожено более пятидесяти главарей бандформирований, выжило только 15, из которых 10 – тяжелораненные. Погибло так же три представителя Главного разведывательного управления России.”

  5. Опять путевые заметки туристов …
    “Но ДНРовцы искренне пытаются избавить Донецк от уличного беспредела, и, надо отдать должное, это им удаётся.”, – смертную казнь за тяжёлые преступление в ДНР ввели давно, отсюда и успехи в борьбе с преступностью.

  6. Вообще-то в нормальных СМИ всегда говорится либо “самопровозглашенная Донецкая Народная Республика” или “так называемая Донецкая Народная республика”, потому что эти ДНР в мире НИКТО не признает. На нормальном языке это сепаратисты.

Comments are closed.