1 min read
Камча Уятсыз — псевдоним гражданской активистки, феминистки и лесбиянки.
Камча Уятсыз — псевдоним гражданской активистки, феминистки и лесбиянки.

Материалы из рубрики «Мнение» могут не выражать позицию редакции Kloop.kg

Я лесбиянка и занимаюсь гражданским активизмом. В связи с последними событиями, об ЛГБТ высказались, пожалуй, все, кроме самих ЛГБТ. Я решила написать от себя и своего сообщества. Что же геи и лесбиянки думают об однополых браках на самом деле?

История вопроса в мире…

Право гомосексуальных людей вступать в брак обсуждается давно, но первый официальный однополый брак был заключен только в 2001 году в Нидерландах.

foto03_homo-1074x483

Однако это не означает, что до того момента было невозможно заключать однополые союзы. Гражданские партнерства распространены во множестве европейских стран от Исландии до Мальты.

Условия их заключения могут различаться, но в целом они призваны наделить супружескими правами тех, кто не может или не желает заключить полноценный брак. Такие партнерства широко критиковались как институт заменяющий брачные отношения, но не делающий партнеров до конца равными настоящим супругам.

Обычно такие партнерства теряют популярность и упраздняются с легализацией однополых браков в той или иной стране. Ведь с принятием закона о равенстве браков все получают одинаковые возможности, и исчезает дискриминация. Но с такими выводами согласны далеко не все.

…и в Кыргызстане

В Кыргызстане проблемы ЛГБТ широко обсуждаются вот уже несколько лет, а недавно прозвучали первые публичные призывы к легализации однополых браков. И прозвучали не где-нибудь, а в эфире главного телеканала страны, на ток-шоу «Ой-Ордо».

Оставим в стороне сомнительное название выпуска «Толерантность или духовные ценности?» (спасибо, что не духовные скрепы) и вспомним, что происходило в студии.

Главным героем шоу выступил открытый гей Максим. В передаче, как ни странно, главному герою была отведена довольно второстепенная роль. Он больше напоминал предмет мебели, который все обсуждали и иногда интересовались национальностью.

Кстати, то, что авторы выбрали для передачи именно Макисма, на мой взгляд, показательно. Русский парень, заявляющий о своей ориентации на главном канале страны — лишнее подтверждение распространенному мнению: среди кыргызов геев нет.

Ток-шоу отлично вписалось в консервативную логику того, что все геи здесь «максимы», а лесбиянки, наверное, «маши». (Ничего нового в этом смысле не сказал и материал Клоопа, посвященный интервью с геями. У всех четырех парней русские имена).

В студии КТРК разговор постепенно скатился к вопросам о том, кем Максим мечтал стать в детстве. А профессий, по мнению ведущей, только две: космонавт — для гетеросексуалов, и повар — для всех остальных.

Обсуждение шло по знакомому сценарию. Но совершенно неожиданно разговор переключился на однополые браки.

Упоминание браков, усыновлений и парадов в качестве запугивания общественности, предсказуемо со стороны гомофобов. Настоящая неожиданность заключалась в том, что эту тему подхватили и союзники ЛГБТ, присутствовавшие в студии. Эфир вызвал реакцию у многих.

Гомофобам не нужен повод

Вскоре группа лиц с разноцветными плакатами организовала митинг и потребовала извинений от сотрудников КТРК и увольнения ведущей передачи. Всплеск агрессии в соцсетях не заставил себя ждать.

В поведении гомофобов легко обвинить ЛГБТ и союзников. В провокаторстве нас обвиняют постоянно. Ничто другое геи и лесбиянки не слышат чаще, чем «не высовывайтесь».

Отдельные личности утверждают, что нам платит Госдеп/Евросоюз/Израиль/Сатана (нужное подчеркнуть). Но правда в том, что гомофобам не нужны никакие поводы для ненависти. Они будут просто ненавидеть, а повод выдумают сами.

Проблем много

Гомофобы регулярно насилуют, избивают, убивают и доводят нас до самоубийства. Обращаться в милицию зачастую означает навлечь на себя еще большее насилие.

Подростков, о чьей ориентации или гендерной идентичности узнают родственники, выгоняют из дома. Если об этом узнали на работе, скорее всего, уволят. Трансгендеры вынуждены проходить унизительные медкомиссии для смены документов.

Открыто выражать чувства к партнерам своего пола просто невозможно. Националистические группировки устраивают шествия и нападения, а в парламенте завис дамокловым мечом законопроект о «пропаганде».

Мы живем в страхе за собственную жизнь.

Казалось бы, потребности ЛГБТ на данный момент очевидны. Мы хотим защиты от насилия и угроз, принятия антидискриминационного законодательства, доступа к здравоохранению и свободы быть собой. Вот чего нужно требовать прямо сейчас.

Но в эти непростые для кыргызского ЛГБТ-сообщества времена, вопреки здравому смыслу, прозвучал как гром среди ясного неба призыв разрешить однополые браки.

Идея однополых браков навязана

Исходил этот призыв от Данияра Айтмана и Бектура Искендера. В последствии были люди к ним примкнувшие, но самые громкие заявления принадлежат этим двум медиа-персонам. Оба не находятся постоянно в Кыргызстане [Данияр Айтман живет в США, Бектур Искендер — в Кыргызстане — прим. ред.]. Оба гетеросексуальны.

Это не отменяет их права быть союзниками и поддерживать нас в том аду, в который превращается наша жизнь. Но могут ли они говорить от нашего лица? Нет. Возможно, они думают, что это поможет победить дискриминацию. И мне хотелось бы верить в их искренние намерения.

Но как должен нам помочь общественный институт, поддерживающий гендерные роли, созданный для их поддержания? Однополый брак — очередная попытка втиснуть ЛГБТ в рамки патриархата и капитализма.

Такой же прием как гей-парады. Насквозь коммерческие, выступающие платформой для рекламы брендов. На этих «праздниках равенства» давно не слышно политических призывов и требований. Не потому, что в странах, где они проходят, ЛГБТ уже нечего требовать. Дискриминация и насилие не побеждены полностью еще нигде.

А потому, что гетеросексуальное большинство, не желающее изменений в общественной иерархии, ассимилирует и заглушает гомосексуалов. Ставя движению ложные цели.

Брак теряет смысл

Пусть заголовок статьи не вводит вас в заблуждение, я против браков не только гомосексуальных, а вообще любых. Принято считать семью, состоящую из мужчины, женщины и детей, чем-то вечным, естественным и нерушимым.

Зачем тогда защищать эту «традиционную» семью?

Если она так естественна и природна, ей не нужна защита и не страшны никакие геи. Такая семья сама должна прорасти сквозь «извращения», как трава прорастает сквозь цемент. Но этого не происходит.

Браков становится меньше по всему миру. Институт семьи себя изживает. Облегчить жизнь своих граждан государство может, разработав механизмы получения права на общее имущество, наследование, общих детей другим путем.

Без создания пресловутой «ячейки общества». Что, кстати, актуально не только для геев и лесбиянок, но и для «вторых жен», которых в нашей стране все больше. Потенциально, новыми возможностями мог бы воспользоваться каждый.

Фото на обложке: Bart Vis/Flickr