1 min read

Фото: Акипресс

В колонии №27 в Чуйской области 60 человек, осужденных за экстремизм, устроили голодовку. Они отказываются от пищи пятый день и требуют разрешить им свободно передвигаться по территории колонии, иметь сотовые телефоны и уменьшить количество проверок. 11 из них порезали себе руки, а 10 — зашили рты металлической проволокой.

Заключенные колонии №27 в селе Молдовановка Чуйской области Кыргызстана протестуют уже пятый день — они устроили голодовку.

С 5 июня от еды отказываются 60 человек, осужденных за экстремизм. 10 из них зашили себе рты металлической проволокой, а 11 — порезали руки.

Заключенные требуют перевести их из отдельных камер и дать свободно передвигаться по территории колонии — осужденные за экстремизм лишены этой возможности. Также протестующие хотят, чтобы им разрешили иметь сотовые телефоны и уменьшили количество проверок со стороны сотрудников колонии.

Не голодовка, а «орозо»

В госслужбе по исполнению наказаний (ГСИН) назвали требования осужденных незаконными и настаивают, что объявившие голодовку «держат орозо» и принимают пищу в установленное время. По их словам, травмы, которые они себе нанесли, «незначительные», и не отразились на их здоровье.

«Все их требования незаконны, так как они просят разрешить им пользоваться сотовыми телефонами, свободно передвигаться, неограниченное количество свиданий и так далее. Им не нравится режим содержания. Отметим, что данные осужденные все держат орозо. В прошлом году также во время орозо они объявляли голодовку», — сказали в пресс-службе ГСИН.

Тем не менее осужденных посетили сотрудники института Омбудсмена и пытались уговорить их прекратить голодовку.

Директор Национального центра по предупреждению пыток Нурдин Сулайманов считает, что осужденные действительно участвуют в голодовке, но требования, которые они выдвигают «нереальны».

«Осужденные не жалуются на пытки, на жестокое обращение, но выдвигают нереальные требования: отвинтить от пола столы, разрешить сотовую связь и электрическую плиту в камерах. ГСИН, как госорган, должны делать все необходимое для разрешения ситуации в рамках закона, следить за их здоровьем», — сказал он.

Это уже не первая акция протеста в исправительной колонии №27 — в январе 2017 около 20 осужденных за экстремизм также объявили голодовку. Тогда они выступали против нового закона, по которому их должны были содержать отдельно от осужденных по другим статьям.

Протестные голодовки

Кыргызские заключенные нередко устраивают протестные голодовки. Крупные голодовки случались почти ежегодно — в 2011 году в такой акции протеста участвовали заключенные восьми колоний по всему Кыргызстану, а в 2012 голодовка более 1000 человек в колониях и СИЗО привлекла внимание зарубежных СМИ.

Протесты 2012 года. Фото: Азаттык

Чаще всего версии причин голодовок, озвученные властями, отличались от того. что сообщали правозащитники. Власти настаивали, что протестующие требовали перевода влиятельных заключенных и свободного передвижения в местах заключений, а правозащитники — что люди жаловались на плохие условия и обращение.

Иногда голодовку использовали для достижения своих целей и осужденные по политическим мотивам. Бессрочную голодовку в январе 2017 года объявлял приговоренный к пожизненному заключению за «организацию массовых беспорядков» Азимжан Аскаров — он приостановил ее, пока Верховный суд не рассмотрит его дело.

Последней «громкой» голодовкой — в феврале 2018 года — был протест осужденных за «попытку смены власти» Бектура Асанова, Эрнеста Карыбекова и Кубанычбека Кадырова. Они требовали отправить в отставку Абдиля Сегизбаева, который тогда занимал должность главы ГКНБ.

Асанов отказался от голодовки последним, спустя три недели, сказав, что отставка Сегизбаева — «вопрос времени». В апреле, на волне увольнений сторонников экс-президента Атамбаева, Сегизбаев сам подал заявление и покинул должность главы ГКНБ.