1 min read

Доклад Human Rights Watch

Правоохранительные органы Кыргызстана пытают и шантажируют подозреваемых в хранении «экстремистских» материалов — это утверждает правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) в своем новом докладе.

В 2014 году в дом Тохира (имя изменено) ворвались 10 вооруженных сотрудников ГКНБ. «Сломали замок, ворвались в дом, один меня пистолетом по голове и зубам ударил. Вся комната в крови была», — сказал он в интервью HRW.

Тохир попытался вызвать скорую помощь, но оперативники не пустили фельдшера, который приехал на вызов. «Я опять позвонил, но фельдшер зашла в комнату, так испугалась, забинтовала мне голову и убежала», — говорит он.

Следователи утверждают, что Тохир угрожал оперативникам ножом и сопротивлялся при аресте. Сам Тохир не отрицает, что у него действительно был нож, но говорит, что взял его для самообороны, когда его дверь стали выламывать.

Его адвокат сказал HRW, что оперативники несколько раз ударили ногами по спине его несовершеннолетнюю дочь, которая пыталась защитить отца. Через 40 минут оперативники показали ордер на обыск, а также привели в дом Тохира понятых. После этого его увезли в Ошское управление ГКНБ.

«Унижали меня морально и физически, на видео снимали, по лицу били. Это где-то восемь часов продолжалось. Потом отвели в подвал, в маленькую камеру, где я двое суток пролежал», — рассказывает Тохир. По его словам, ему не давали еды, и он смог лишь однажды попить воды, когда его отводили в туалет.

Сотрудники Национального центра по предупреждению пыток узнали о том, что Тохира пытали, и приехали в Ош, чтобы встретиться с ним, но не смогли добиться встречи.

Медицинскую помощь Тохиру оказали лишь спустя два дня, когда сотрудники ГКНБ отвезли его в местный травмпункт. У него диагностировали черепно-мозговую травму, гематомы и ссадины. Спустя год после задержания, суд не согласился с его заявлением о пытках, сославшись на отсутствие доказательств.

Пытки и вымогательства

Всего исследователи HRW опросили 11 кыргызстанцев, осужденных за хранение экстремистских материалов — шестеро из них рассказали, что после задержания к ним применялись пытки и побои с целью дачи признательных показаний.

«Одного из задержанных били в живот так сильно, что он не выдержал и начал кричать. Тогда открылась дверь, и в комнату, где он был, заглянул еще один милиционер, посмотрел и просто закрыл за собой дверь», — рассказала в интервью журналисту «Клоопа» автор доклада Летта Тейлер.

Чаще всего задержания подозреваемых в хранении экстремистских материалов проводят сотрудники 10-го управления МВД по борьбе с экстремизмом и сотрудники ГКНБ.

Правозащитники обратились к властям Кыргызстана и спросили, знают ли они о нарушениях в работе правоохранителей, но им не дали прямого ответа.

Три человека из правительства рассказали исследователям HRW на условиях анонимности, что «пытки, подбрасывание улик и вымогательства имеют место». Тем не менее, двое из них утверждают, что это не носит системный характер.

«[В антитеррористических подразделениях] есть сотрудники и руководители, которые работают по старинке, нарушая права и свободы», — заявил в интервью правозащитникам один из чиновников.

В Генпрокуратуре Кыргызстана правозащитникам сказали, что сотрудники правоохранительных органов никогда не привлекались к ответственности за пытки по отношению к подозреваемым в экстремизме.

Ложные улики

Кроме пыток, исследователи HRW рассказывают в своём докладе о том, как жителям Кыргызстана подбрасывают «экстремистские» материалы. В 2017 году Сухроба (имя изменено) осудили на три года — при обыске у него нашли «экстремистский» журнал и три страницы с текстом от запрещенной в Кыргызстане организации.

На суде он неоднократно говорил, что эти материалы ему подбросили при обыске, но, несмотря на это, его осудили на три года. Спустя несколько месяцев он был досрочно освобожден из-за состояния здоровья.

«Никто не видел, как эти материалы оказались у меня: ни я, ни семья, ни соседи. Мы живем в постоянном страхе, что в любой момент нас снова могут посадить по ложным уликам», — сказал Сухроб в интервью исследователям HRW.

По данным HRW, с 2010 года за хранение экстремистских материалов в Кыргызстане осудили 258 человек.

В Уголовном кодексе Кыргызстана статья о хранении и распространении экстремистских материалов стоит под номером 299-2. Тем не менее, что такое «экстремизм» или «экстремистский материал», остаётся непонятным.

То, какая публикация попадает под определение экстремистской, в Кыргызстане решает суд. Это происходит по требованию прокурора на основании экспертизы Госкомиссии по делам религий.

«У правозащитников есть вопросы к компетентности и беспристрастности членов этой комиссии […] Нашими исследованиями установлено, что во многих случаях власти используют эту статью, чтобы посадить людей, не совершавших никаких актов насилия, а просто хранивших у себя запрещенную литературу, либо исповедующих консервативные направления в исламе», — говорится в отчете HRW.

По информации правозащитников, с 2013 года количество дел, связанных с хранением экстремистских материалов, возросло — HRW связывает это с ужесточением статьи в Уголовном кодексе, из которой исключили формулировку «с целью распространения».

После критики со стороны местных и международных правозащитных сообществ парламент вновь вернул эту формулировку в новую редакцию Уголовного кодекса, которая вступит в силу в 2019 году.

«Однако руководство страны говорит, что реформа запаздывает, и существуют опасения того, что сроки внедрения могут быть сдвинуты», — утверждают правозащитники.