Адвокат Замир Жоошев предоставил изданию «Kaktus.media» показания 53 из 55 сотрудников спецподразделения «Альфа» ГКНБ Кыргызстана. Это подразделение 7 августа 2019 года принимало участие в штурме дома бывшего президента Алмазбека Атамбаева в селе Кой-Таш Чуйской области.

Согласно материалам дела, из 55 сотрудников только 14 спецназовцев рассказали, что они были в доме, когда их погибший командир Усенбек Ниязбеков получил огнестрельное ранение. Остальные либо были на втором этаже дома Атамбаева, либо покинули резиденцию бывшего главы государства, так как были оттеснены его сторонниками.

Показания спецназовцев взяты из материалов уголовного дела. Для удобства мы выстроили показания по хронологии событий.

Оборона во дворе дома

Практически все спецназовцы, дававшие показания, рассказывают похожие сведения о том, как проходил штурм, и как на них реагировали люди, которые на тот момент были в доме Атамбаева.

Согласно их версии, сначала они держали оборону у входных ворот, но после команды руководства, переданной по рации, направились к калитке, находившейся приблизительно в 50 метрах от главного трехэтажного дома.

Спецназ только начал штурм дома Атамбаева. Фото: «Спутник».

«Во дворе, мы всячески начали обороняться, у нас заканчивались боеприпасы и спецсредства в виде свето-шумовых гранат», – отметил один из спецназовцев, участвовавший в штурме.

Так спецназовцы продержали оборону по разным показаниям от 20 до 30 минут, после чего, примерно в 21:30 сторонники Атамбаева прорвали баррикаду и оттеснили их ко входу на 1 этаж.

«Поступила команда отступить в дом Атамбаева, так как у нас закончились резиновые патроны и количество людей увеличилось во много раз, что представляло угрозу нашей жизни», — рассказали несколько спецназовцев.

Далее солдаты выстроили баррикаду из мебели у всех входов в дом и ждали подмогу, «которой не было». По их словам, так они продержались примерно три-пять минут.

Неудавшиеся переговоры

По одной из версий, первыми переговоры предложили провести сторонники Атамбаева.

«Разъяренная толпа пыталась через выстроенную нами баррикаду проникнуть в дом. Они продолжали кидать в нас камни. В один момент несколько человек из толпы стали предлагать провести переговоры, уверяя, что они не тронут нас», – рассказал другой солдат.

Однако большая часть спецназовцев утверждает, что инициатором переговоров стал именно погибший силовик Усенбек Ниязбеков.

По их показаниям, в момент баррикадирования входов дом, Ниязбеков понял, что сдержать такую толпу невозможно и стал говорить со сторонникам Атамбаева: «Успокойтесь, хватит, давайте поговорим». В ответ кто-то из толпы стал всех усмирять и тоже говорить: «Давайте поговорим».

Все это время, согласно показаниям силовиков, люди не успокаивались и продолжали через баррикаду бить спецназовцев палками, руками и камнями.

Старший из отряда Ниязбекова рассказал, что, когда Ниязбеков спросил, с кем он будет вести переговоры, к нему вышел «мужчина плотного телосложения, одетый в светлую футболку и бермуды, на голове кепка, и сообщил, что он будет вести переговоры».

После этого спецназ ослабил сетку, чтобы переговорщик мог войти в дом, но сторонники Атамбаева резко побежали следом и «начали беспорядки».

«Также к нашему командиру прошел еще один человек из толпы для переговоров, но он держал в руке камень и сразу же этим камнем ударил нашего командира по голове», – рассказал старшина.

«Разъяренная толпа»

После того, как сторонники Атамбаева прорвались через оборону, люди зашли в дом и начали избивать спецназовцев, в том числе, используя камни, палки и другие подручные средства.

Согласно показаниям одного из участников штурма, избиение сотрудников отряда «Альфа» проходило на первом и втором этажах дома, куда сторонникам Атамбаева удалось их оттеснить. У них отбирали обмундирование, каски, маски, бронежилеты, помповое оружие, светошумовые гранаты и боеприпасы.

«Один из толпы увидел, что в каску вмонтирована видеокамера. Он сообщил об этом всем. После этого со всех сотрудников сняли каски, затем сняли маски, и некоторые люди начали нас снимать на видео, угрожая, что расправятся с нами. Это все сопровождалось избиением», – рассказал один из спецназовцев.

Согласно показаниям, через какое-то время сторонникам Атамбаева даже пришлось выставить кордон из людей, чтобы не пропускать «разъяренный народ, который кричал и пытался убить [спецназовцев]».

Все солдаты рассказывали о том, что были сильно избиты и периодически теряли сознание. Некоторые из них получили огнестрельные ранения.

Один из спецназовцев сообщил, что в какой-то момент в дом зашли медики и указали на него, объясняя, что ему требуется срочная госпитализация.

«Только после этого сторонники Атамбаева, положив меня на матрас или ковер, вынесли из дома и положили в грузовую машину МЧС. По дороге из дома до машины меня продолжали бить и пинать. По пути меня пересадили в карету скорой помощи и отвезли в больницу», – рассказал он.

Убийство Усенбека Ниязбекова

Похороны замначальника службы спецназначения ГКНБ «Альфа» Усенбека Ниязбекова

Замначальник службы спецназначения ГКНБ «Альфа» Усенбек Ниязбеков погиб ночью 7 августа, в первый день штурма.

Уже 14 августа 2019 года СМИ сообщили о задержании подозреваемого в убийстве Ниязбекова — Рысбека Карыпбек уулу, эти два дня работавшего водителем бывшего сторонника Атамбаева Алги Кылычева в Кой-Таше.

Кылычев также проходил подозреваемым по этому делу, но позже заключил соглашение о сотрудничестве со следствием и дал показания против других обвиняемых.

Позже, жена Рысбека Карыпбек уулу обратилась к президенту с просьбой разобраться в событиях в Кой-Таше.

В феврале этого года Карыпбек уулу заявил о том, что к нему применялись пытки со стороны сотрудника главного управления МВД Эмирлана Султаналиева. В своем обращении в Центр предотвращения пыток он написал, что Султаналиев заставил его на камеру сознаться в убийстве спецназовца.

Теперь обвиняется в убийстве Ниязбекова бывший президент Алмазбек Атамбаев. Его телохранитель и бывший сотрудник 9-ой службы ГКНБ Канат Сагымбаев обвиняется в соучастии в убийстве.

10 из 14 опрошенных спецназовцев не видели момента ранения Ниязбекова – некоторые из них находились в этот момент на втором этаже, но слышали выстрелы, некоторые были в той же комнате на первом этаже (справа от входа), но без сознания. При этом двое из них видели, как кто-то открыл огонь из автомата, еще двое только слышали выстрелы.

Еще четверо видели, кто стрелял в Ниязбекова, но один из них видел только руку и автомат, а после спрятал голову при стрельбе. Другие трое отметили, что они видели стрелявшего и могли бы его опознать.Однако они подчеркнули, что из-за сложившейся обстановки они не могут утверждать, что выстрелы ранили Ниязбекова, хоть и были произведены в его сторону.

Кроме того, один из них заявил, что до открытия стрельбы этот же человек пытался убить его заточкой.

Согласно показаниям спецназовцев, один из сторонников Атамбаева, также присутствовавший в комнате, взял пистолет одного из спецназовцев, «сразу же отошел назад и скрылся в неизвестном направлении». Однако через какое-то время он вернулся и поднял с пола автомат «АК-74», задернул затвор, переключил режим ведения огня и несколько раз выстрелил в потолок.

Затем этот человек со словами «Могулар болбой калыптыр, бул балдарды эшикке чыгарыш керек (Они совсем уже, этих ребят нужно на улицу прогнать)», просунулся через кордон и выстрелил еще несколько раз по дивану у стены, на котором сидели несколько спецназовцев.

По словам спецназовцев, Ниязбеков все это время лежал на полу, прислонившись к этому же дивану, потому что был без сознания.

«Очередь была короткой примерно 5-6 выстрелов. Как я понял, пуля попала слева от меня в бронежилет кого-то из моих коллег, вторая в подушку, лежащую слева от меня под левой рукой, третья и другие справа от меня, но точно, куда они попали, я не понял», – рассказал один из сотрудников отряда «Альфа».

При этом, другие спецназовцы отметили, что при этих выстрелах некоторые из них получили огнестрельные ранения.

После этого, как подтвердили несколько свидетелей, этот мужчина дважды выстрелил в сторону Ниязбекова с расстояния до двух метров. Одна из пуль попала в спецназовца.

После стрельбы люди, стоявшие в кордоне, оттолкнули стрелявшего и отобрали оружие.

«Была борьба между ними, так как стрелявший не хотел отдавать оружие. Больше я не видел его и не смог увидеть лицо стрелявшего», – рассказа один из спецназовцев, находившихся в комнате.

Спецназовец, во время стрельбы находившийся с другими сотрудниками возле лестницы на второй этаж, рассказал, что после услышанных выстрелов, они сразу побежали наверх.

«Я и еще один наш сотрудник были в гражданке. Мы начали со второго этажа бросать стулья и из имеющейся мебели строить баррикаду на втором этаже. Закрыв дверь на втором этаже, мы стали разбирать имеющиеся у нас “АК-74” и пистолеты», – рассказал он.

Согласно показаниям, ни один из спецназовцев не сказал, что в Ниязбекова выстрелил именно Атамбаев.

По словам другого военного, находившегося в комнате на первом этаже, после выстрелов их периодически продолжали избивать, но позже к нему наклонился мужчина в гражданском и сказал, что «он свой опер, что сейчас он будет их выводить отсюда».

После этого часть сотрудников спецотряда «Альфа» переодели в гражданскую и кыргызскую национальную одежду и начали выводить из здания.

Этот же спецназовец отметил, что когда их вели до автомашины скорой помощи, по дороге к ней избиения продолжались.

Другой же силовик рассказал, что он поднял своего коллегу, которому до этого оказывал первую помощь, и начал выводить его из толпы на улицу. За нами шли другие тяжело раненные сотрудники. При этом им обеспечивали живой коридор другие сторонники Атамбаева – «молодые парни», поэтому они дошли до машины скорой помощи в безопасности.

После этого, всех освобожденных сотрудников развезли в несколько больниц города и оказали медпомощь.

При этом, несколько из спецназовцев остались в заложниках и удерживались сторонниками Атамбаева до 8 августа до 4 часов вечера. После этого, согласно показаниям одного из силовиков, их отпустили и передали бывшему сотруднику 9-й Службы ГКНБ, а он отвез их в больницу ГКНБ КР.

Версия Генпрокуратуры

По официальной версии следствия и ГКНБ, спецназовца убили из снайперской винтовки Драгунова (СВД). От ранения его не спас даже бронежилет.

Согласно заявлению главы МВД Кашкара Джунушалиева, эта винтовка была оформлена на бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева. Ему было предъявлено обвинение в убийстве замначальника службы спецназа Усена Ниязбекова.

После публикации показаний сотрудников спецотряда «Альфа» ГКНБ и адвоката Атамбаева Замира Жоошева, Генеральная прокуратура опубликовала заявление на сайте ведомства.

В нем утверждается, что показания спецназовцев были отражены Жоошевым не полностью. По данным Генпрокуратуры, в процессе расследования их показания были уточнены и дополнены, а также допрошены другие очевидцы, «в результате чего установлена реальная картина событий».

В надзорном органе отметили, что следователи для восстановления картины провели допросы, осмотры места происшествия, следственный эксперимент, судебно-медицинские и баллистические экспертизы.

Кроме того, Генпрокуратура заявила, что причастность Атамбаева и его телохранителя Каната Сагымбаева к убийству Ниязбекова и покушению на убийство других потерпевших была установлена с помощью вещественных доказательств.

«Экспертиза доказала, что по отверстиям входа и выхода пули – это пули калибра 7.62 мм. Остатки пули на бронежилете и одежде Ниязбекова, содержащие свинец, свидетельствуют о том, что выстрел произведен из охотничьего ружья, то есть СВД, принадлежащей Атамбаеву», – написано в заявлении Генпрокуратуры.

В ведомстве также отметили, что согласно Уголовно-процессуальному кодексу, Жоошев не имел права разглашать данные, полученных в ходе досудебного производства по уголовному делу.

Версия защиты

В ответ на заявление Генпрокуратуры адвокат Замир Жоошев привел выдержку из баллистической экспертизы и отметил, что в ее выводах не говорится о том, что выстрел произведен из СВД, а также о том, что оружие могло принадлежать Алмазбеку Атамбаеву.

По его словам, сама пуля не была обнаружена, поэтому ее экспертиза не могла быть проведена. Сама баллистическая экспертиза проводилась по камуфляжной рубашке и бронежилету спецназовца, которые имели отверстия.

Бывший сотрудник ГКНБ и сторонник бывшего президента Канат Сагымбаев также выразил сомнения относительно результатов баллистической экспертизы по этому делу. По его словам, он просил разрешить ему принять в ней участие, но ему отказали.

Канат Сагымбаев. Фото: 24.kg

«Оружие, указанное в экспертизе, находилось на третьем этаже дома, оно не выносилось оттуда. Почему нет следов и ни одной капли крови от третьего до второго этажа? Человек, получивший пулю из СВД, истекал бы кровью», – отметил Сагымбаев.

Он также изучил показания более 15 сотрудников спецназа «Альфа». По его словам, они с Атамбаевым находились взаперти на третьем этаже дома, поэтому не могли стрелять в Ниязбекова, который находился на первом этаже, к тому же спрятавшись за диваном.

Он считает, что Ниязбеков был ранен не от 7.62 мм пули винтовки СВД, а от пули 5.45 мм автомата Калашникова (“АК-74”).

«При попадании в тело пуля ЛПС 7.62 мм не меняет свою траекторию и выходит прямо и при этом вырывает 100-150 г куска мяса. Пуля, попавшая в Ниязбекова, не пошла по прямой траектории и вышла совсем из другой части тела», — сказал телохранитель.

Кроме того, он ссылается на показания матери Ниязбекова, в которых она якобы упоминала об автомате Калашникова.

Читать по теме:

Штурм дома Атамбаева: спецназовцы отступили, один из них погиб. Хроника событий

Facebook Notice for EU! You need to login to view and post FB Comments!