«Избил и выгнал из дома». История о наследстве, материнской любви и...

Роза проживает в этом сарае бесплатно. Взамен кормит собак, кур, кролика и травит крыс. У нее есть и свой дом — большой и двухэтажный. Но жить в нем она не может — три года назад родной сын выгнал Розу Нуриевну оттуда после того, как она переоформила дом на него.

Цена зачета. Страх, власть и возможные сексуальные домогательства в КРСУ

В феврале 2019 года несколько скриншотов предполагаемых переписок студенток КРСУ с их преподавателем Денисом Брусиловским разлетелись по сети — в них шла речь о закрытии зачета «сексом втроем» или обнаженными фотографиями. Все 9 студенток, заявивших о домогательствах, пожелали остаться анонимными из-за страха мести со стороны преподавателя.

Революция в главной партии страны: что произошло с СДПК и кто...

Еще год назад самая влиятельная в Кыргызстане партия — СДПК — была единой и поддерживала нового президента Сооронбая Жээнбекова так же, как она поддерживала его предшественника Алмазбека Атамбаева. Но из-за ссоры политиков партия поделилась на несколько частей, а ее членам приходится выбирать сторону — идти с Атамбаевым в оппозицию, или оставаться с Жээнбековым во власти. В 2020 году состоятся парламентские выборы и никто не понимает, что к тому времени станет с социал-демократами.

Пламя и тишина. История семей, убитых горем, огнем и сплетнями

Мээрим и двое ее сыновей погибли в пожаре 12 февраля — они находились в сарае, который сгорел дотла. Пока милиция расследует, мог ли это быть самоподжог, ее родные стали жертвами народной молвы.

«Башталось». Как Зере сама отрубила себе голову и выбралась из депрессии

Стоило Зере выпустить единственный клип, как она проснулась знаменитой — люди стали любить ее и ненавидеть. После выхода дебютного альбома певицы Айдай Эркебаева рассказывает, как та переживала внезапную популярность, выбиралась из депрессии и прямо под землей записывала свою первую пластинку.

«ВИЧ — это мой друг». Как кыргызстанцы живут со смертельным вирусом,...

ВИЧ — уже давно не смертельное заболевание. Специальная терапия обеспечивает ВИЧ-позитивным долгую жизнь. Тем не менее, из 6000 кыргызстанцев, живущих с вирусом, только половина принимает эти препараты, а к 2021 году их число может стать еще меньше. Мы поговорили с людьми, для которых принимать антиретровирусную терапию значит жить, и узнали, каково это — быть ВИЧ-позитивным в Кыргызстане.