fbpx

«Просто я же есть!» История о том, как доказать государству, что...

Он не знает, сколько ему лет. Говорит, около 30-32. Знает только свое имя — Сейтек. А вот фамилию, отчество, дату или место своего рождения он не помнит. В 2014-м Сейтек впервые попытался получить документы, а на сегодняшний день уже три исковых заявления о выдаче удостоверения личности суды возвращали. Государственным органам нужны дополнительные доказательства того, что Сейтек настоящий.

Фоторепортаж: Ош после введения чрезвычайного положения

Раньше на дорогах были пробки, сейчас же движение значительно уменьшилось, а жизнь как-будто замедлилась.

«ВИЧ — это мой друг». Как кыргызстанцы живут со смертельным вирусом,...

ВИЧ — уже давно не смертельное заболевание. Специальная терапия обеспечивает ВИЧ-позитивным долгую жизнь. Тем не менее, из 6000 кыргызстанцев, живущих с вирусом, только половина принимает эти препараты, а к 2021 году их число может стать еще меньше. Мы поговорили с людьми, для которых принимать антиретровирусную терапию значит жить, и узнали, каково это — быть ВИЧ-позитивным в Кыргызстане.

Фотопроект: Руки профессии

В течение трех месяцев двое журналистов «Клоопа» выбирались в разные точки города Бишкек, чтобы познакомиться с людьми разных профессий, возрастов, взглядов. Работа каждого по-своему уникальна и оставляет свой след.

В кыргызской политике много мужчин, и это проблема. Но эта история...

Как женщины несмотря на все препятствия обходят мужчин-соперников на выборах в местные кенеши, а после становятся их главами. Мало сна и много работы.

Революция в главной партии страны: что произошло с СДПК и кто...

Еще год назад самая влиятельная в Кыргызстане партия — СДПК — была единой и поддерживала нового президента Сооронбая Жээнбекова так же, как она поддерживала его предшественника Алмазбека Атамбаева. Но из-за ссоры политиков партия поделилась на несколько частей, а ее членам приходится выбирать сторону — идти с Атамбаевым в оппозицию, или оставаться с Жээнбековым во власти. В 2020 году состоятся парламентские выборы и никто не понимает, что к тому времени станет с социал-демократами.

Спасая жизни под худой крышей

Каково это — быть ординатором в региональной больнице, работая по 30 часов подряд, но не теряя оптимизма.

Будь готов убегать. Как мы освещали задержание Атамбаева

Девушка на другом конце провода говорит, что отряды милиции на старой площади и они обеспечат безопасность. Но когда это случится? Неизвестно. Сейчас мы сами за себя. Нам приходится снять жилеты и бейджи «Пресса», спрятать каски. Быть журналистом сейчас опаснее, чем просто прохожим.

Пламя и тишина. История семей, убитых горем, огнем и сплетнями

Мээрим и двое ее сыновей погибли в пожаре 12 февраля — они находились в сарае, который сгорел дотла. Пока милиция расследует, мог ли это быть самоподжог, ее родные стали жертвами народной молвы.

Китайская переделка. Монологи бывших узников «лагерей политического перевоспитания» для мусульман в...

В этом тексте мы приводим воспоминания людей, переживших заключение в лагерях Синьцзяня. Реальность такова, что их рассказы почти полностью состоят из описания сцен жестокого обращения и насилия над личностью.

Карантинный фоторепортаж о Бишкеке в режиме чрезвычайного положения

Уже месяц Бишкек живет в режиме ЧП. С объявлением режима чрезвычайного положения город будто замер.

Изнасилована системой. Шесть лет угроз, травли и поисков справедливости

«Пострадавшая сторона вправо, обвиняемые влево», — безучастно говорит прокурорка. Последним в зал входит судья, все встают и начинается очередной процесс. Маленькой суетливой женщине в углу в который раз приходится вспоминать предновогоднюю ночь 2013 года, самую ужасную ночь в ее жизни.