fbpx

«Возьмите все, только не сжигайте дом». Что рассказывают дунгане, пережившие погром...

Журналистка Айсымбат Токоева побывала в дунганских селах и поговорила с пострадавшими от погромов.

Камеры в индийских школах: контроль и перевоспитание

В столице Индии начали устанавливать камеры наблюдения, чтобы снизить уровня криминала. Родители учеников из школ, где установлены камеры, тоже могут следить за своими детьми. И все бы ничего, но на системой видеонаблюдения оказались недовольны некоторые учителя, которые считают эти меры вторжением в их частную жизнь.

Фотопроект: Руки профессии

В течение трех месяцев двое журналистов «Клоопа» выбирались в разные точки города Бишкек, чтобы познакомиться с людьми разных профессий, возрастов, взглядов. Работа каждого по-своему уникальна и оставляет свой след.

«Факты есть»: Как кыргызстанцы протестовали против коррупции в Бишкеке

Почитайте наш репортаж изнутри о том, как прошла антикоррупционная акция - реакция кыргызстанцев на журналистское расследование.

Страх и ненависть на Солтон-Сары. История о том, почему мы нужны...

Жители нарынских сел грубой силой прогнали сотрудников китайской золотодобывающей компании с месторождения Солтон-Сары. Почему в Кыргызстане так много китайских инвесторов и почему им тут не рады? «Клооп» попытался понять, почему Китаю нужен Кыргызстан, а мы нужны ему.

В кыргызской политике много мужчин, и это проблема. Но эта история...

Как женщины несмотря на все препятствия обходят мужчин-соперников на выборах в местные кенеши, а после становятся их главами. Мало сна и много работы.

Цена зачета. Страх, власть и возможные сексуальные домогательства в КРСУ

В феврале 2019 года несколько скриншотов предполагаемых переписок студенток КРСУ с их преподавателем Денисом Брусиловским разлетелись по сети — в них шла речь о закрытии зачета «сексом втроем» или обнаженными фотографиями. Все 9 студенток, заявивших о домогательствах, пожелали остаться анонимными из-за страха мести со стороны преподавателя.

Будь готов убегать. Как мы освещали задержание Атамбаева

Девушка на другом конце провода говорит, что отряды милиции на старой площади и они обеспечат безопасность. Но когда это случится? Неизвестно. Сейчас мы сами за себя. Нам приходится снять жилеты и бейджи «Пресса», спрятать каски. Быть журналистом сейчас опаснее, чем просто прохожим.

Спасая жизни под худой крышей

Каково это — быть ординатором в региональной больнице, работая по 30 часов подряд, но не теряя оптимизма.

Фоторепортаж: Ош после введения чрезвычайного положения

Раньше на дорогах были пробки, сейчас же движение значительно уменьшилось, а жизнь как-будто замедлилась.

«Башталось». Как Зере сама отрубила себе голову и выбралась из депрессии

Стоило Зере выпустить единственный клип, как она проснулась знаменитой — люди стали любить ее и ненавидеть. После выхода дебютного альбома певицы Айдай Эркебаева рассказывает, как та переживала внезапную популярность, выбиралась из депрессии и прямо под землей записывала свою первую пластинку.

«ВИЧ — это мой друг». Как кыргызстанцы живут со смертельным вирусом,...

ВИЧ — уже давно не смертельное заболевание. Специальная терапия обеспечивает ВИЧ-позитивным долгую жизнь. Тем не менее, из 6000 кыргызстанцев, живущих с вирусом, только половина принимает эти препараты, а к 2021 году их число может стать еще меньше. Мы поговорили с людьми, для которых принимать антиретровирусную терапию значит жить, и узнали, каково это — быть ВИЧ-позитивным в Кыргызстане.