Фото: Азаттык

С просьбой о помощи к правительству обратилась семья Онуровых — 30-летнего Таланта Онурова в начале ноября обвинили в подготовке теракта в Москве и задержали. Онуров — инвалид по слуху, его мать не верит, что парень может быть связан с радикальным исламом.

По официальной версии российских следователей, Онуров приехал в Москву в сентябре 2019 года для совершения теракта — предположительно в московском метро. Кыргызстанец якобы искал сообщников и пытался сделать самодельную бомбу.

Хулиганство и “подготовка теракта”

Российские СМИ сообщили о задержании уроженца Кыргызстана Таланта Онурова 5 ноября. Уже на следующий день посольство Кыргызстана в России подтвердило гражданство Онурова. Онуров задержан до 1 января, следствие утверждает, что он признал вину. Если его признают виновным, то он может провести в заключении 15 лет.

Онурова задерживали за хулиганство еще 11 октября и отправили под арест на 10 суток, а 23 октября возбудили еще одно дело по той же статье.

Мать Онурова Доктуркан Асанбаева приезжала в Москву в октябре, чтобы забрать его. Сын обратился за помощью к родителям, когда его задержали из-за подозрения в хулиганстве и просил забрать его в Кыргызстан. Его должны были выпустить 29 октября, но, по словам матери, при ней его снова забрала полиция.

“Его должны были отпустить. Вдруг приехала машина, из которой вышли двое полицейских и один гражданский. Один зашли во двор. Потом они выволокли моего сына. Хотела подойти к нему, он тоже рвался ко мне, но нам не дали поговорить”, — рассказала она в интервью радио “Азаттык”. По ее словам ей сообщили, что Онурова везут в одно из отделений полиции у Каширского шоссе в Москве, но там сына не оказалось. Семья привлекла юриста из кыргызского посольства, но так и не нашла сына. 

“Я заболела, и меня отправили в Кыргызстан. Только по возвращении я узнала, что моего сына обвиняют в терроризме”, — говорит она.

“Хотел заработать на слуховой аппарат”

Семья Онуровых утверждает, что 30-летний Талант уехал в Москву, чтобы заработать на слуховой аппарат. Проблемы со слухом у него появились еще в детстве, после того, как он переболел менингитом.

25 сентября он позвонил брату и сообщил, что прибыл в Москву для работы. После звонка он пропал и родители начали искать его с помощью соцсетей. Он объявился в начале октября и рассказал, что находится в отделении полиции.

Доктуркан Асанбаева отправилась в Москву и узнала, что сына подозревают в хулиганстве. 

“Так как он плохо слышит, то естественно, что говорит очень громко, активно размахивает руками, жестикулирует. Очень вспыльчивый. И мы думаем, что в поле зрения правоохранительных органов он попал именно по этой причине, так как его задержали за мелкое хулиганство”, — говорит она. Но с обвинением в подготовке теракта она не согласна. Она считает, что ее сыну негде и некогда было искать соучастников и учиться делать бомбы, учитывая, что он почти все свое время нахождения в Москве провел в полиции. 

Асанбаева утверждает, что их семья не особо религиозна и сын не был даватчи и редко ходил даже на пятничный намаз. 

“Он просто оказался жертвой”, — говорит она.

Кыргызстанцы, подозреваемые в подготовке терактов

Обвиняемые в теракте на судебном заседании 4 апреля. Фото: Анастасия Рожкова / «Бумага»

3 апреля 2017 года 16 человек погибли в взрыве в питерском метро — среди них был кыргызстанец Акбаржон Жалилов, которого следствие назвало исполнителем теракта. Его родители отказались признавать то, что он может быть связан с радикальным исламом, а соседи и близкие описывали, как положительного, спокойного и не самого религиозного парня. Семья утверждала, что он планировал строить дом, а не быть смертником.

После взрыва российские правоохранительные органы начали задерживать по этому делу выходцев из Центральной Азии, сейчас на скамье подсудимых 11 человек — они отрицают свою вину и рассказывают о пытках. Восемь человек из 11 — уроженцы Кыргызстана, остальные — узбекистанцы и таджикистанцы.

Журналисты и правозащитники, которые ведут независимое расследование дела, обнаружили, что официальная версия следствия содержит в себе огромное количество повторяющихся фраз и противоречий. Они боятся, что следователи могут посадить невиновных — а виновные в совершении теракта останутся на свободе.

Много лучше сложились дела у другого кыргызстанца, которого подозревали в подготовке теракта в Швеции. И разобраться с его делом также помогли журналисты, нашедшие несостыковки в материалах следствия и “трудности перевода”. 

Следствие требовало осудить Атабека Абдуллаева и еще двоих подозреваемых в подготовке теракта на сроки от 8 до 12 лет. Но после подробного изучения дела суд признал кыргызстанца Абдуллаева невиновным в подготовке теракта и финансировании тероризма. 

Единственное, в чем Абдуллаев был признан виновным — это использование фальшивых документов, недействительного трудового договора, который он пытался использовать, когда хотел открыть счет в шведском банке. За это его приговорили к одному месяцу заключения. Но этот срок он уже отсидел, потому что в течение года находился под стражей.

Уже после возвращения Абдуллаева в Кыргызстан был оправдан главный подозреваемый по тому же делу.