ПРАВКА: В изначальном тексте новости Эркин Сакиев назван экспертом Антикоррупционного делового совета при президенте. Однако Сакиев был независимым экспертом в рабочей группе по разработке антикоррупционной политики, которая завершила свою работу в марте 2022 года. Сакиев возглавлял ее, и в январе 2022 года презентовал стратегию антикоррупционной политики совместно с генсеком АДС Нуруйпой Мукановой.

Приносим извинения за ошибку, допущенную в материале!

Кыргызстан не настолько зависим от Узбекистана, чтобы покупать его доброе отношение ценой передачи ему четырех важных водоемов. Об этом заявил экс-завотделом координации аппарата правительства КР Эркин Сакиев. Водные ресурсы – это козыри Кыргызстана в торге с соседями, напоминает он. Сакиев считает, что на переговорах с Ташкентом президент и глава ГКНБ защищали не интересы страны, а свои собственные. Вместо ратификации соглашений он предлагает парламенту страны самораспуститься.

Эркин Сакиев.

«Скажу как есть: я в шоке от предлагаемого соглашения с Узбекистаном. Потому что оказалось, что передаваемый [Узбекистану] Кемпир-Абад – это всего лишь один из четырех водных ресурсов [которые передадут соседней республике]]! Мы что, войну проиграли, что вынужденно делаем такие подарки?» – написал Сакиев у себя в Facebook вечером 16 ноября, перед запланированной Жогорку Кенешем на четверг ратификацией договора о делимитации госграницы.

Он считает, что республикам нужно сотрудничать, но при этом Кыргызстан ни в чем критично не зависит от Узбекистана, «чтобы такой ценой “покупать” доброе отношение соседа».

«Более того, наоборот, они, [Узбекистан] критично зависят от нас в вопросе управления водными ресурсами (не только по четырем водным объектам), и этим надо было пользоваться, выторговывая более [хорошие] условия. А вот у Жапарова и Ташиева получилось наоборот! Как можно так, торгуясь на переговорах, извините за выражение, просрать все козыри?» – возмутился Эркин Сакиев.

Ратификация договора о госгранице с Узбекистаном, в рамках которого соседняя страна получит два крупных водохранилища, контроль над частью реки и родником, и передаст Кыргызстану взамен участки земли в горах, может начаться в Жогорку Кенеше 17 ноября прямо с утра. По этому случаю в парламент прибыл президент Садыр Жапаров.

Подготовка соглашений велась в обстановке секретности несколько лет. Что теряет и что получает Кыргызстан, гражданам становилось известно частями и не до конца. 14 ноября СМИ сообщили, что соглашение по границе одобрила законодательная палата парламента Узбекистана. 15 ноября документы одобрил Комитет парламента Кыргызстана по международным делам.

Этому предшествовало снятие с должности главы Комитета по международным делам Жогорку Кенеша Чынгыза Айдарбекова, несогласного с передачей Кемпир-Абада, митинги и массовые аресты защитников водохранилища в городах Кыргызстана, давление на независимые СМИ.

Тем временем, кыргызстанцы узнают все новые подробности соглашений.

Что еще стало известно о соглашениях с Узбекистаном

О том, что в рамках договора по делимитации границы Узбекистан получает не только Кемпир-Абадское водохранилище, но и еще три водных объекта Кыргызстана, сообщил на заседании парламентского Комитета по международным делам его бывший глава – депутат Чынгыз Айдарбеков. Он напомнил, что по договору о границе Узбекистан получает также Орто-Токойское водохранилище. И добавил, что помимо этого соседняя страна получает контроль над рекой Гавасай и родником Чечме.

«Накануне премьер-министр Узбекистана заявил, что страна достигла стратегических целей, – напомнил депутат. – В соглашение включили четыре водных ресурса. Кыргызстан берет на себя обязательство не строить вдоль течения реки Гавасай никаких технических сооружений и обеспечить техническую безопасность воды. Почему мы берем такие обязательства? Кроме этого, говорится, что будет принято отдельное соглашение по совместному управлению [источником] Чечме в Кадамджае. Соглашение написано мелкими буквами, поэтому трудно читать, это сделано специально», — сказал Айдарбеков.

Орто-Токойское водохранилище находится в Ала-Букинском районе Джалал-Абадской области в 13 км от границы. По соглашению от 2017 года, контроль и охрана водохранилища перешла Кыргызстану, но 90% его воды использует Узбекистан, возмещая затраты. В 2021 году глава ГКНБ подтвердил запланированную полную передачу этого водохранилища Узбекистану. По его словам, Кыргызстан получит право пользоваться лишь 5% его воды.

Источник Чечме находится в Кадамжайском районе Баткенской области рядом с одноименным кыргызским селом и узбекским анклавом Сох. Около 80% воды из него использует Узбекистан, 20% — Кыргызстан. Летом 2020 года из-за споров и принадлежности родника между гражданами двух республик произошел конфликт с десятками пострадавших. Жители села Чечме опасаются, что соглашения с Узбекистаном лишат их доступа к воде. 16 ноября в селе прошла акция протеста.

Есть сюрпризы и по Кемпир-Абаду. «Нам говорили, что будем управлять [водохранилищем] 50 на 50, и что это большое достижение, – напоминает Айдарбеков. – Но […] во второй статье [соглашения] говорится, что узбекская сторона пускает на объект представителей совместной комиссии с кыргызской стороны только по паспорту и после проверки. Что это за унизительные требования? Почему узбекская сторона ставит нам преграды?»

В марте 2021 года глава ГКНБ Кыргызстана Камчыбек Ташиев обещал, что кыргызстанцы смогут свободно проходить к Кемпир-Абадскому водохранилищу и, например, ловить рыбу, без ограждений и присутствия узбекских военных. Однако бывший замглавы Комитета по землеустройству Узгенского района, член политсовета партии «Бутун Кыргызстан» Акыл Айтбаев предостерегает, что у Узбекистана в любом случае будет возможность поставить заборы, посты и вышки.

Депутат Дастан Бекешев не видит в документах по госгранице и по Кемпир-Абаду, которые раздали депутатам парламента, механизма решения спорных вопросов, которые могут в будущем возникнуть у Кыргызстана с Узбекистаном при совместном пользовании водными объектами.

Какие земли могут потерять жители сел вокруг Кемпир-Абадского водохранилища, и что на них находится – читайте в октябрьском репортаже «Клоопа».